Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Формы денег и их эволюция
 Исследование и оценка финансовых результатов предприятия (ООО "Фармаком")
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Недорогая гостиница г....
 Слова, которых стоит...
 Игровая система "Лотерея" для...
 Колин - Институт политических и общественных наук в...
 Условия для успешной игры в казино...
 Оцените слоты Фараон от ведущих...
 Познакомьтесь с бесплатным демо режимом в игровых...
 Играйте и делайте ставки в казино Вулкан - победа не за...
 Грамотность речи и письма в русском...
 Казино Вулкан 24 поражает многообразием слотов и...
 Клуб Вулкан - отличное место провести азартный...
 Учимся достигать...
 Студенты будут служить во время...
 Системы управления игровыми...
 Бесплатное интернет казино Вулкан и его...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
География

реферат

Экономическая интеграция в странах ЕС. Преимущества, проблемы и перспективы развития



Содержание
лист Введение 3 1. Расширение членского состава на разных этапах формирования европейских сообществ
5 2. Современные критерии расширения членского состава ЕС
9 3. Перспективы расширения ЕС 11 3.1. Развитие ассоциации с государствами Центральной и Восточной Европы и странами Балтии
11 3.2. Средиземноморское направление 17 4. Расширение ЕС и проблемы регионального развития 21 Заключение 24 Список использованной литературы 26
Введение
Интернационализация хозяйственной жизни во второй половине XX века стала ведущей тенденцией развития современного мирового хозяйства. Одна из основных тенденций глобальной интернационализации мирового хозяйства проявляется в образовании обширных зон влияния той или иной державы или группы наиболее развитых стран. Эти страны становятся своеобразными интеграционными центрами, вокруг которых группируются другие государства, образуя своеобразные материки в океане мирохозяйственных связей.
Экономическая интеграция, в свою очередь, создает условия для ускорения интернационализации производства и капитала между странами-участницами этого процесса.
Интеграция проходит на двух уровнях. На уровне отдельных компаний, которые в своей хозяйственной деятельности вступают в интеграционные процессы, и на межгосударственном уровне, когда целенаправленная деятельность государств (совместная или односторонняя) способствует интеграционным процессам переплетения труда и капитала в пределах той или иной группы стран, обеспечивает функционирование особых интеграционных инструментов.
Свое наиболее полное развитие экономическая интеграция получила в Западной Европе. Помимо объективных экономических процессов западноевропейская интеграция подпитывалась идеями единой Европы, выдвигаемыми многими европейскими политическими, общественными деятелями и мыслителями, среди которых были В.Гюго, И.Кант и др.
Идея единства Европы является одной из старейших идей западной цивилизации. Она наполнена как религиозным, так и светским содержанием. Раньше она идентифицировалась с христианством, а позже с Просвещением, не теряя своей символической силы на протяжении этого процесса. Со времен Макиавелли она неуклонно развивалась в направлении светской концепции, в которой понятие христианства постепенно заменялось идеями свободы и цивилизации, указывая на контраст с другими континентами, все еще "погрязшими во тьме"1.
Сегодня уже практически никого не надо убеждать в том, что европейская интеграция - это процесс устойчивый и выгодный европейцам.
Распространено мнение, что успех европейской интеграции и сама евроинтеграция - это прямое следствие меркантильных соображений европейцев. Дескать, ради увеличения своего достатка и комфорта европейцы идут на отказ от всей полноты своего суверенитета в пользу своего "союзного центра". На первый взгляд так оно и есть. Ведь что мы обычно знаем о нынешней Европе? Четыре принципа евроинтеграции, закрепленные сначала Римском (1957 г.), а затем в Маастрихтском (1992 г.) договорах: свобода перемещения в рамках ЕС капиталов, товаров и услуг, рабочей силы; единая валюта. Знаем, что ЕС развернул широкомасштабную программу строительства коммуникаций на своей территории и на прилегающих пространствах.
В нашем обыденном сознании евроинтеграция воспринимается просто: Европа создает свои Соединенные Штаты. Как говорится, все в мире объединяются, чтобы жить лучше. Это кажется правдоподобным. Однако если вдуматься глубже, то перед нами неизбежно встанут вопросы. Например, неужели меркантильный интерес у людей может быть настолько высок, чтобы поднимать на бесконечные митинги в пользу присоединения к ЕС молодых сербов и болгар? Бросать молодежь под дубинки полиции и кулаки агентов спецслужб? Неужели какие-то экономические выгоды могут заслонить в глазах французов или шведов столь дорогие им совсем недавно принципы национального суверенитета и государственной самостоятельности? Ведь не может быть, чтобы от национального суверенитета отказывались столь крупные народы как итальянцы или немцы после того, как они все вместе выдержали противостояние в годы "холодной войны", в условиях, когда присутствие США на континенте падает, когда нет никакой внешней внешней силы, принуждающей европейцев делать это.
Неужели интеграционные процессы могут разворачиваться на основе бездушных идей выгоды и комфорта? Неужели империи могут создаваться слабыми духом и неспособными к самопожертвованию, глупыми народами?1
Каждая цивилизация - это, по большому счету, просто форма организации людей для того, чтобы обеспечить развитие той или иной системы ценностей.
Все остальное у всех цивилизаций в сущности одинаково: придворные интриги, борьба честолюбцев, мздоимцев, талантов и бездарей, тяжелая работа на производстве и рискованная служба в армии и полиции, поддержка науки и образования и так далее. Это и в древнем Египте, и в нацистской Германии, и в современной Европе, и даже у племен в Полинезии было, есть и будет. Самоосознание Европы в качестве цивилизации, защищающей универсальные ценности - ценности, которые не признают политических границ, - благоприятствует интеграционному процессу. Успех этого процесса в Европе - даже если некоторые государства и остаются неподатливыми к созданию европейского федеративного государства и лишь немногие западно- или североевропейские страны остаются вне Европейского союза - в значительной степени обязан такой имеющей глубокие культурные корни объединяющей идее, которая была способна скрепить институциональный процесс экономической и политической интеграции.
Есть закон человеческих сообществ: чем больше людей находится в рамках одного геополитического организма, тем более мощной и специфичной является идеология этого сообщества. Так и с Европой: в основе европейского единения лежат не столько меркантильные соображения, сколько общая идея, идеология, система ценностей, воплотить которую в жизнь и должен Европейский Союз.
Идея единой Европы никогда и никем не скрывалась. Это - свобода, и свобода не только экономическая, но и политическая, культурная, духовная. Сила Европейского союза и государств, его членов, в единых целях и идеях, выражающихся в конкретных устремлениях и достижениях в самых различных областях человеческой и государственной деятельности.
Применив такой подход к пониманию смысла и необходимости интеграционных процессов, можно легко разобраться, кто заинтересован в расширении Европейского союза в настоящее время, и почему конкретные страны более других стремятся к вхождению в состав ЕС.
Европейская интеграция уже вовлекла в состав единой Европы пятнадцать государств. В ближайшие 5-7 лет в состав ЕС войдут еще как минимум четыре страны: Кипр, Чехия, Венгрия, Польша. Далее теоретически должна настать очередь Румынии, Болгарии, Словении, стран Балтии, Мальты. Затем - других республик бывшей Югославии и Албании. В ЕС посредством поглощения Западной Германией уже оказалась бывшая ГДР. Не исключено, что в конечном счете присоединится к этому союзу и Норвегия. Рвется в состав Союза изо всех сил также Турция, но пока неудачно.
То есть в течение 10-15 лет Европейский Союз может расшириться примерно в полтора раза по площади и населению. Причем население ЕС тогда будет насчитывать примерно 500 млн. человек, а емкость рынка и объем совокупного ВВП объединенной Европы, вероятнее всего, достигнут самого высокого уровня среди существующих на планете единых экономических пространств.
Особую заинтересованность в расширении границ Европейского Союза имеют транснациональные компании, ведь открытость единого валютного пространства, отсутствие таможенных ограничений и согласованное законодательное регулирование торговых отношений позволят им эффективнее использовать транснациональный капитал.
Понятно, что в основе евроинтеграции - благие намерения. Расширение Европейского союза должно, по идее, иметь лишь положительные последствия как для стран, уже входящих в ЕС, так и для стран, стремившихся в него войти (естественно, процессы расширения не должны иметь негативных последствий и для стран, остающихся "на обочине" интеграции Европы). Подразумеваются эффективные и беспроблемные результаты. Так ли все однозначно?
Очевидно, что процессы расширения Европейского союза не могут обойтись без проблем. Такие проблемы разнообразны: начиная от возникающих противоречий в ходе процесса присоединения, и заканчивая проблемами общеэкономического и общеполитического характера. Именно по этим соображениям так осторожны лидеры Европейского Союза в вопросах расширения, именно поэтому так высоки критерии и требования к странам-кандидатам.
1. Расширение членского состава на разных этапах
формирования европейских сообществ
Создание Европейского экономического сообщества в 50-х годах стало одним из заметных событий столетия.
Последовательное расширение ЕС обусловило растущую сложность этого объединения. Первоначально ЕС объединяло шесть стран, которые, за исключением Юга Италии, имели примерно одинаковый уровень социально-экономического развития.
Италия в то время не обладала достаточным весом для того, чтобы привлечь внимание к своим региональным проблемам. Первое расширение ЕС в 1973 году добавило ему три новые страны (Данию, Ирландию и Великобританию) и поставило ряд проблем самого разного характера.
Вступление в "Общий рынок" новых членов затронуло, в том числе, важные аспекты мировой сельскохозяйственной торговли, в первую очередь в связи с вовлечением в аграрную интеграцию такого крупнейшего мирового импортера продовольствия, как Великобритания. Распространение на английский рынок правил "зеленой Европы" имело важные последствия.
Дело в том, что политика Великобритании в области регулирования сельского хозяйства и торговли продовольствием коренным образом отличалась от практики стран "шестерки". В противоположность ЕС, где поддерживались высокие цены на сельскохозяйственные продукты, на национальном английском рынке цены на основные сельскохозяйственные продукты складывались под воздействием мировых цен и поддерживались примерно на таком же уровне, т.е. значительно ниже цен ЕС. Поскольку продажа английскими фермерами своей продукции по низким ценам не позволяла получать необходимые доходы, им выдавались специальные дополнительные выплаты, размеры и сумма которых устанавливались правительством для различных групп сельскохозяйственных производителей. В 1970 г. цены на сельскохозяйственные продукты в Сообществе были в среднем на 30-35% выше английских цен, а на некоторые продукты - в 1,7-2,4 раза выше1.
В этих условиях включение сельского хозяйства Великобритании в аграрную интеграцию означало поднятие цен английского рынка до уровня единых цен ЕС. Поскольку такой процесс связан со многими трудностями, Великобритания, а также Дания и Ирландия договорились о предоставлении им пятилетнего переходного периода (1973-1977 гг.) для поэтапного выравнивания цен и введения других правил аграрной интеграции. Для мировых экспортеров сельскохозяйственной продукции расширение ЕС, и особенно вступление в него Великобритании, означало потерю значительного рынка сбыта, который теперь оказался за высоким таможенным барьером Сообщества, направленным против третьих стран.
Другое важное обстоятельство состоит в традиционных торговых связях Великобритании со странами Британского содружества. Располагая большим рынком сбыта сельскохозяйственных продуктов и стремясь прочнее привязать к себе эти государства, Великобритания покупала у них продукцию на льготных условиях и на основании долгосрочных соглашений. По существу эти страны имели в Великобритании постоянные гарантированные рынки сбыта. Особенно важное значение это имело для экспорта мясомолочной продукции Новой Зеландией и Австралией, или сахара - развивающимися странами бассейна Тихого океана и других районов. Но с точки зрения правил аграрной интеграции эти поставщики попадали в разряд третьих стран, по отношению к которым ЕС проводило жесткую ограничительную политику. Для Великобритании такая перспектива грозила не только ущербом в торговых связях с государствами Содружества, но и общим ослаблением ее экономического и политического влияния в этих странах. Поэтому еще до вступления в "Общий рынок" Великобритании ее правительство неоднократно заявляло, что ни при каких обстоятельствах оно не согласится с членством в Сообществе, если не будут сохранены гарантии для сбыта продовольственных продуктов государствам Содружества наций.
Наконец, поскольку Великобритания ввозила большое количество продуктов питания, она была вынуждена вносить значительную сумму в бюджет "Общего рынка" и получать на него гораздо меньше для нужд своего сельского хозяйства. Таким образом, распространение на Великобританию единой сельскохозяйственной политики ЕС требовало решения многих сложных проблем.
В ходе трудных и затяжных переговоров Великобритании удалось при вступлении в Сообщество договориться о гарантии для некоторых членов Содружества поставок соответствующего количества их продуктов. Однако такие решения не удовлетворяли этих экспортеров по многим причинам: вследствие оговоренного уменьшения прежнего объема их ввоза, из-за частых нарушений странами ЕС обязательств о покупке продуктов, усиления конкуренции со стороны стран Сообщества. Так, по требованию членов ЕС, выдвинутому при вступлении Великобритании в "Общий рынок", экспорт Новой Зеландией сливочного масла и сыра был снижен до 71% сложившегося ранее традиционного объема (со 165 тыс. до 138 тыс. т в год)1.
В 1973-1976 гг. при росте импорта из стран ЕС в 2 раза ввоз продовольствия в Великобританию из третьих стран, среди которых ведущую роль играли государства Содружества, повысился только с 1,2 млрд. до 1,8 млрд. ф.ст., или на 50%. Всего в течение 1969-1976 гг. доля третьих стран в английском продовольственном импорте упала с 61 до 39%.
Таблица 1.
Импорт продовольствия Великобританией

1969 г. 1971 г. 1973 г. 1975 г. 1976 г. Всего (млн.ф.ст.) 1748,5 1970,0 2710,0 3931,3 4495,3 Из Северной Америки
(млн. ф. ст.)
%
185,3 10,5
248,4 12,6
325,1 12,0
321,1
8,2
483,0 10,7 Из Западной Европы
(млн. ф. ст.)
%
504,7 28,8
565,0 28,6
1144,8 42,1
2135,3 54,4
2279,1 50,5 В том числе из ЕЭС
(млн.ф.ст.)
%
-
-
-
-
950,8 35,1
1929,9 49,1
1992,5 44,2 Из прочих стран
(млн.ф.ст.)
%
1055,8 60,7
1156,6 58,8
1240,4 45,9
1474,9 37,4
1751,2 38,8 Троценко И.Д. Сельскохозяйственная политика "Общего рынка". М.: Мысль, 1979. С. 192.
Таким образом, с точки зрения международной сельскохозяйственной торговли вступление Великобритании в ЕС означало изоляцию английского рынка продовольственных товаров и его передел в пользу членов Сообщества.
В 80-х годах произошло новое расширение - за счет Греции (1981 г.), Испании и Португалии (обе - 1986 г.). Эти три менее развитые государства давно и весьма тесно были экономически связаны с "Общим рынком". На 1980 год на страны ЕС приходилось 48% общего экспорта Греции и Португалии и около 46% экспорта Испании. В то же время Греция получала из Сообщества 42% всех импортируемых ею товаров, Португалия - 44 и Испания - 34%2. Это значит, что экономика всех трех государств была весьма существенно ориентированна на устойчивые и глубокие связи с ЕС.
Она была прочно привязана к ведущим государствам - членам "Общего рынка" и в плане международного переплетения капиталов. С 1961 по 1971 г. почти 67% всех инвестиций в португальскую экономику были сделаны иностранными фирмами, в первую очередь английскими, западногерманскими и французскими. К середине 70-х годов около 200 португальских компаний были связаны с британским капиталом. В 1976 г. до 40% общего объема иностранных инвестиций в экономику Испании приходилось на капиталовложения ФРГ, Нидерландов, Англии, Франции и Бельгии.
Усиливался и обратный поток капиталов из трех южноевропейских государств в страны Сообщества. Так, объем прямых капиталовложений испанских фирм в экономику ФРГ увеличился с 4 млн. западноевропейских марок в 1966 г. до 77,4 млн. в 1976 г., греческих - соответственно с 0,1 до 32,4 млн., португальских - с 0,8 до 19,3 млн. марок.
Все три страны-кандидата были связаны с ЕС и по линии массовой эмиграции своих рабочих. Нельзя также забывать, что значительную долю инвалютных доходов этих государств давал иностранный туризм, прием большую часть таких доходов приносили им туристы из стран Сообщества.
Все рассмотренные внешнеэкономические связи трех южноевропейских стран с "Общим рынком" создали достаточно прочную и широкую сеть экономической зависимости их от этой группировки и подготовили почву для принятия правительствами Греции, Португалии и Испании решения о вступлении в Сообщество.
Вместе с тем не следует упускать из вида и юридических предпосылок такого решения. Речь идет о специальных соглашениях между ЕС и каждой из трех стран-кандидатов (июль 1961 с Грецией, июнь 1970 с Испанией, июль 1972 с Португалией), направленных на развитие и углубление экономического сотрудничества между ними.
Таким образом, ни одна из трех стран-кандидатов не являлась новичком во взаимоотношениях с ЕС. Каждая из них имела более или менее детальные соглашения о свободной торговле и других формах сотрудничества с Сообществом, что существенно облегчало ход переговоров о ее вступлении в "Общий рынок" в качестве полноправного члена.
Однако эти страны представляли собой хозяйства индустриально-аграрного типа с далеко не современной на тот период отраслевой структурой, с отсталой системой общественных отношений в деревне и огромной армией розничных торговцев и ремесленников.
Для всех трех государств были характерны резкие социальные и региональные контрасты, скрытое перенаселение, которое до последних лет смягчалось лишь массовой эмиграцией безработных, и другие неотложные социальные проблемы.
Греция обратилась с просьбой принять ее в ЕС в июне 1975 г., Португалия - в марте 1977 г., а Испания - в июле 1977 г. Вступление трех сравнительно небольших стран увеличивало совокупный экономический потенциал ЕС, конечно, не намного (табл. 2). Но уже тогда Испания по своему промышленному потенциалу занимала 10-е место в мире, а греческий торговый флот представлял 13% мирового тоннажа торговых судов и увеличил флот Сообщества сразу на 68%. В результате перевес над США, не говоря уже о Японии, становился еще большим.
Кроме того, страны-кандидаты отличались значительно более высокими темпами роста экономики, нежели "девятка". Если в среднем по Сообществу объем промышленного производства с 1966 по 1976 г. увеличивался ежегодно на 3,7%, то в Греции темпы роста составили 6,1%, в Португалии - 5,5 и в Испании - 5,3%.
Таблица 2
Изменение экономического потенциала ЕС после расширения

Территория, тыс. км2 Население, млн.чел. Валовой внутренний продукт, млрд. долл. Экспорт, млрд. долл. Золотовалютные резервы,
млрд. долл. Сообщество, включая: 9 стран
1528,0
259,1
1569,4
376,2
101,0 12 стран 2256,8 314,4 1727,7 391,0 110,0 Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. М.:"Знание", 1980. С.58.
В 1977-1978 гг. соотношение еще более изменилось в пользу стран-кандидатов: в ЕС ежегодный прирост промышленной продукции снизился до 2,2%, а в Греции он составил 4,7%, в Португалии - 8,4 и Испании - 9,9%. Это позволяло руководству ЕС надеяться, что вновь принятые страны дадут дополнительный импульс экономике Сообщества и поднимут ее общий тонус.
Но дело не только в количественном увеличении экономического потенциала или темпов роста. Расширение ЕС, по мысли его руководителей, должно было повысить его притягательную силу как в Европе, так и во всем мире.
К тому же новое расширение Сообщества, дало шансы для дальнейшего усиления связей с Латинской Америкой, арабскими государствами и другими регионами мира. Ставка делалась на традиционные экономические и культурные взаимоотношения Греции со странами Средиземноморья, Португалии - с Африкой и Бразилией, Испании - с Центральной и Южной Америкой. Тем не менее перечисленные выгоды принятия в ЕС этих трех государств не могли завуалировать тех экономических проблем и трудностей, которые оно принесло Сообществу. Прежде всего возникли серьезные осложнения на общем аграрном рынке ЕС. В результате включения трех новых стран общее число занятых в сельском хозяйстве Сообщества возросло на 55%, обрабатываемые сельскохозяйственные угодья увеличились на 49%, а совокупный объем продукции земледелия и животноводства - на 24%.
Известно, что единый сельскохозяйственный рынок и общая аграрная политика - наиболее уязвимые составляющие хозяйственного механизма западноевропейской интеграции. Для поддержания единых цен на продукты сельского хозяйства и структурные преобразования в этой отрасли Сообщество расходовало огромные средства, поглощавшие около 70% его бюджета. В целом объем расходов увеличился с 38 млн. в 1962 г. до 10 млрд. европейских расчетных единиц в 1979 г., т.е. в 263 раза1. Включение трех новых стран резко повысило и без того огромные ассигнования и соответственно обострило связанные с ними противоречия.
Не могло радовать Сообщество и состояние энергетики в странах-кандидатах. Их зависимость от импортной нефти и других видов топлива была еще выше, чем в странах - членах "Общего рынка", и составляла в среднем 78-88% от общего потребления энергоносителей. Следовательно, принятие трех новых государств, не только осложнило энергетическую проблему Сообщества, но и ухудшило его совокупный платежный баланс.
Но самое главное, пожалуй, заключалось в том, что расширение ЕС затруднило углубление интеграционных процессов и в первую очередь создание Европейской валютной системы. В начале 70-х годов, когда предпринималась первая попытка создать экономический и валютный союз, была в ходу формула: сначала интенсификация интеграционного процесса, а потом расширение Сообщества. Эта формула отражала тот объективный факт, что развитие интеграции не только вглубь, но и вширь во многом противоречат и лимитируют друг друга.
Также после вступления Греции, Португалии и Испании значительно углубились и без того серьезные диспропорции в экономическом развитии отдельных районов "Общего рынка". Если в "девятке" стран ЕС средний уровень валового внутреннего продукта на душу населения составлял в 1976 г. 4487 долл., то в Испании он не превышал 2487 долл., в Греции - 2139 долл., а в Португалии - даже 1517 долл.
Особенно были важны расхождения в темпах инфляции, которые наиболее непосредственно воздействовали на состояние валютных курсов стран-партнеров. А как раз в этой области три новые государства отличались высокими показателями. Так, за 1975-1977 гг. в среднем цены на потребительские товары в странах "Общего рынка" росли ежегодно на 11,3%, а в Греции - на 18,5, в Испании - 19,4 и Португалии - более чем на 18%. После расширения Сообщества такой разнобой в темпах инфляции стал еще большим.
Следует, наконец, учитывать и то обстоятельство, что увеличение числа государств-членов "Общего рынка" еще более затруднило согласование их позиций по многим вопросам и замедлило выработку и принятие решений.
В заключение хотелось бы обратить внимание на тот факт, что ЕС в 1984 году пришлось отступить назад. Гренландия, относящая к Дании и входившая в Сообщество с 1973 г., после получения права полной внутренней автономии 01.05.79 г., в феврале 1982 г. на референдуме большинством голосов (52% голосовавших)1 высказалась за прекращение членства. И хотя Договоры не содержали пунктов о выходе из состава ЕС в феврале 1984 г. Сообщество согласилось с просьбой правительства Дании и позволило Гренландии покинуть ЕС с 01.01.85 г., предоставив ей статус ассоциированной заморской территории.
2. Современные критерии расширения членского состава ЕС
Условия приема новых государств-членов подверглись определенным изменениям. Были отменены статьи учредительных договоров, регулировавшие эти условия (ст. 237 Договора о ЕЭС, ст. 205 Договора о Евратоме, ст. 98 Договора о ЕОУС). Они, по существу, дублировали друг друга. За исключением незначительной специфики, присущей различным сообществам, исходные положения и необходимые процедуры в них совпадали, хотя и закреплялись в различных документах. Но дело, разумеется, не только в правовой технике и задачах кодифицирования различных актов. Смысл перемен состоит в том, чтобы привести условия, на которых происходило расширение состава сообществ, в соответствие с новыми качественными характеристиками, присущими Европейскому союзу.
Формально перемены выразились в том, что все три названные выше статьи были вычеркнуты из учредительных договоров. Вместо них в Маастрихтском договоре появилась статья "О". Тем самым был устранен исторический анахронизм, закрепленный в Парижском и в двух Римских договорах, и подчеркивалось, что речь идет о едином Европейском Союзе, который строится на базе всех. трех сообществ и отражает новый, более высокий виток интеграции. Вместе с тем данную статью необходимо изучать и истолковывать в тесной связи с другими статьями Договора о Европейском Союзе, ибо условия приема новых государств имеют принципиальное значение как для тех государств, о которых идет речь, так и для всего Союза.
Если исходить из привычных критериев, то Европейский Союз можно было отнести к открытым организациям. Договор в Маастрихте дает основания для его иной квалификации. Хотя в Союз открыт доступ для новых членов, что, впрочем, было присуще изначальной философии интеграции, его открытый характер вовсе не беспределен, он имеет свои границы, очерченные в Договоре и подкрепляемые практикой. Можно было бы сказать, что Европейский Союз - это открытая организация, но ее открытость сопровождается ограничениями, и весьма существенными.2
Первое непременное условие состоит в том, что в Европейский Союз вправе войти только европейское государство. Маастрихтский договор повторяет формулировку учредительных договоров европейских сообществ, предоставляя это право "любому европейскому государству" (ст. "О"). И это не случайно. Территориальные связи играют немаловажную роль в обеспечении эффективности деятельности сообществ, развитии процессов интеграции. С другой стороны, не следует упускать из вида, что сообщества были созданы и функционируют, в частности, в качестве фактора защиты европейских интересов от других территориальных и иных межгосударственных объединений и супердержав.
Итак, путь в Союз для любого неевропейского государства закрыт. Но как строго понимается "европейскость"? Как быть тем государствам, которые не являются чисто европейскими и территория которых простирается на другие континенты? Ответы на эти вопросы сегодня имеют не только теоретическое, но и прикладное значение.
Как свидетельствует не только право, но и практика сообществ, определение государства как европейского имеет свои допуски, и немалые. Как известно, на рассмотрении в ЕС находится ходатайство Турции о приеме в них. ЕС же явно не спешит с рассмотрением вопроса, хотя дело отнюдь не в том, что значительная часть Турции расположена в Западной Азии. Исходный принцип сообществ состоит в том, что размеры европейской доли не играют роли, главное, чтобы "европейскость" была подтверждена реальными делами. Жизнь пока еще не дает наглядных примеров применения данного принципа, хотя официальная политика сообществ его по-прежнему подтверждает.
Вместе с тем ЕС не проявил колебаний в случае с ходатайством Марокко. Эта страна, как и Турция, обратилась в 1987 г. в сообщества с просьбой о приеме в их члены. Отрицательная реакция сообществ последовала почти немедленно. Марокко даже при большой натяжке никак нельзя было признать европейским государством, не говоря уже о том, что страна очень плохо вписывалась в современную рыночную экономику сообществ, а в аспекте культуры ее как носителя ислама было бы крайне трудно вписать в жизнь Европейского континента.
Значительно более сложным представляется вопрос о приеме в Европейский союз какой-либо из бывших республик СССР в случае ее возможного ходатайства об этом, если она целиком расположена в Азии. Такое государство может получить отказ, мотивированный тем, что она не европейское, а азиатское государство. Но, с другой стороны, она была частью государства, имевшего и развивавшего отношения с сообществами, и в порядке правопреемства сохраняет определенные связи с ними. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов исторически сложившиеся связи всех независимых государств на территории бывшего СССР как между собой, так и с европейскими странами. Может ли в данном случае быть допущено исключение из общего правила?
Подобно тому, как это было закреплено в учредительных документах европейских сообществ, Маастрихтский договор не предусматривает вхождения в Европейский союз каких-либо международных организаций или иных "коллективных членов". Только государства имеют право быть его членами. Даже если все государства-члены какой-либо международной организации единогласно примут решение о желании вступить в Европейский союз, вопрос будет рассматриваться каждый раз отдельно в отношении конкретного государства. Понятий "коллективный член" или "организация-член" Маастрихтский договор не знает.
Особого рассмотрения заслуживает понятие "любое" европейское государство. Если не выходить за формулировки статьи "О" Договора, то может создаться впечатление, что иных, кроме территориальных, ограничений не существует и что любое государство, имеющее основания называться европейским, вправе ожидать позитивный ответ на свою просьбу о приеме в Европейский союз. Однако такой вывод был бы по меньшей мере необоснованным. Статью "О"невозможно применять в отрыве от других положений Маастрихтского договора и в первую очередь от преамбулы и "Общих условий". Именно там закреплены экономические и политические критерии, которым должно отвечать любое государство, стремящееся войти в Европейский союз.
У Европейского союза и его членов нет обязанности принимать новые страны, равно как и нет сроков, установленных для решения вопроса о приеме. В то же время у них есть возможность внимательно, не торопясь, изучить ситуацию в каждой стране, подавшей соответствующее ходатайство, определить свою позицию самостоятельно. К тому же критерии, содержащиеся в Маастрихтском договоре (как это было и в учредительных договорах), носят общий характер и выражаются главным образом в виде деклараций, а потому их применение в конкретных условиях той или иной страны требует каждый раз особого внимания, времени и глубокого анализа.
Какие же требования к вновь вступающим государствам вытекают из текста Договора о Европейском союзе? Обращаясь к экономике, можно выделить положение о том, что государства-члены полны решимости добиться конвергенции их экономик и создания Экономического и валютного союза с единой валютой. Это предполагает, что государство, вопрос о приеме которого рассматривается в Европейском союзе, должно быть экономически достаточно развитым, с тем чтобы войти в процесс конвергенции экономики и создания единой валютной системы на равных основаниях с остальными государствами-членами или по меньшей мере с небольшим отрывом от них. Иначе могут развернуться негативные процессы, ведущие как к задержкам развития Европейского Союза, так и к катастрофическим последствиям для стран, экономика которых будет не в состоянии выдержать конкуренцию с высокоразвитыми странами.
Разумеется, Экономический и валютный союз на первое время может сделать для вновь принятого государства некоторые исключения из общих правил, предоставить определенные льготы, смягчить жесткие требования. "Щадящий режим" может помочь странам наверстать упущенное в своем развитии. В договорах о присоединении может быть также предусмотрен переходный период, как это и было в случаях с Грецией, Испанией и Португалией. И все же необходимый уровень готовности экономики к интеграции в рамках Европейского союза должен быть обеспечен в отношении как основ экономической системы, так и структуры производства, уровня научно-технического прогресса, качества товаров и иных показателей. Иначе у Европейского союза и входящих в него государств не появится желание принять еще одного участника.
В Маастрихтском договоре заложены критерии политического и идеологического характера. На первый план выдвинуты общечеловеческие ценности, в особенности принципы свободы, демократии, уважения прав человека и основных свобод, а также верховенства закона. Особое внимание уделяется защите прав и интересов национальных меньшинств. С заключением политического союза повышается роль внешнеполитических факторов. В преамбуле подчеркивается, что европейское единство достигается в целях обеспечения мира, безопасности и прогресса в Европе и во всем мире.
Как показывает практика, идеологический фактор играет немаловажную роль в отношениях сообществ с третьими странами и особенно тогда, когда рассматривается ходатайство государства о приеме в Европейский союз. Греция получила пропуск в сообщества только после устранения власти "черных полковников". Так было и с Испанией и Португалией. Медлительность в решении вопроса о приеме Турции во многом объясняется существующими в Западной Европе опасениями, связанными с сильными позициями ислама в этой стране и острыми противоречиями между Турцией и Грецией. Идеологические и политические критерии оказывают воздействие на отношение Европейского союза к странам Восточной Европы и государствам на территории бывшего СССР.
Процедура принятия нового государства в члены Европейского союза унаследовала основные черты процедуры, предусмотренной учредительными договорами. Обращают на себя внимание три обстоятельства. Во-первых, решения принимаются Советом, как и прежде, только на основе принципа единогласия. Во-вторых, резко возрастает роль Европарламента, без согласия которого Совет не вправе решать вопрос. В-третьих, сохранено правило, согласно которому условия присоединения определяются специальным соглашением между государствами-членами и государством, вступающим в Союз. Соглашение подлежит ратификации всеми его участниками.
Разумеется, решение проблемы расширения состава Европейского союза не сводится к истолкованию положений Маастрихтского договора. Проблема значительно сложнее и многограннее. Мало принимать в Союз только государства, в которых экономика построена на тех же принципах, что и в сообществах, и которые близки по конституционному строю и идеологии к странам-участницам.
Процесс количественного роста не может идти спонтанно и зависеть только от субъективных, политических факторов. Государства-члены не могут не учитывать требований управляемости, эффективности функционирования, конкретные интересы, в первую очередь экономические. Если переход от шести- к девяти-, а затем к двенадцатичленному составу не вызвал особых осложнений, то простое удвоение нынешнего числа государств-членов может породить деструктивные и дезинтеграционные тенденции. Поэтому можно прогнозировать сугубую осторожность, которая будет проявляться Европейским союзом при рассмотрении ходатайств государств, стремящихся войти в состав членов этого Союза.
3. Перспективы расширения ЕС
3.1. Развитие ассоциации с государствами
Центральной и Восточной Европы и странами Балтии
Центрально-Восточная Европа (ЦВЕ) и Балканы в недавнем прошлом объединялись общим термином "Восточная Европа", куда входили страны "советского блока" или "социалистического содружества". Сегодня термин "ЦВЕ" условно обозначает регион между постсоветским пространством и государствами, традиционно относимыми к Западной Европе. К числу постсоциалистических стран ЦВЕ можно отнести Венгрию, Чехию, Польшу, Словакию а также Словению, которые по уровню своего экономического развития существенно превосходят государства балканского региона.
Отношения ЕС со странами ЦВЕ в январе-марте 1999 г. определялись задачами переговорного процесса со странами "первой группы" по условиям и готовности вступления в Евросоюз.
В связи со вступлением в силу с 1 февраля Европейского соглашения со Словенией в Брюсселе состоялись первые заседания учреждаемых на его основе органов: 22 февраля - Совета по ассоциации ЕС/Словения, 22 марта - соответствующего Совместного Парламентского комитета, 25 марта - первой сессии Комитета по ассоциации в Любляне на уровне высших официальных представителей. В рамках первой встречи были обсуждены перспективы адаптации законодательства страны к законодательству ЕС (acquis communautaire1) и отмечены успехи в сближении правовых положений в области налогообложения, функционирования банковского сектора, регулирования деятельности акционерных компаний, а также в отношении прав иностранцев. В ходе встреч парламентариев ЕС и Словении была высказана надежда на желательность и принципиальную возможность до конца текущего года определить сроки и организационные вопросы вступления Словении в Евросоюз и пожелание словенским коллегам способствовать интенсификации контактов с соседними странами, особенно с Хорватией, что, могло бы внести положительный вклад в решение балканской проблемы. Было подтверждено зафиксированное в Соглашении обязательство создать к 1 января 2001 г. зону свободной торговли промышленными товарами со Словенией.
24 февраля прошли заседания Советов по ассоциации ЕС/Литва и ЕС/Латвия. В первом случае обсуждалась энергетическая стратегия Литвы, во втором - обсуждался широкий круг вопросов адаптации Латвии к правовой системе Союза.
В рамках структурных отношений состоялась встреча на уровне министров иностранных дел ЕС-15 и их коллег из Словении, Литвы и Латвии. В то время как Словения уже участвует с марта 1998 г. в переговорном процессе в составе стран первой группы, оба балтийских государства надеются присоединиться к указанной группе лидеров по меньшей мере в следующем декабре. Состоялся также обмен мнениями по вопросам международной политики, перспективам балтийского регионального сотрудничества, отношений с соседними странами (в частности, с Украиной, Хорватией, Беларусью), "северному измерению" политики ЕС.
Переговорный процесс со странами ЦВЕ развивался в первом квартале весьма интенсивно. Так, 8 февраля государства "первой волны" определили свои позиции относительно частичных временных отступлений от законодательства ЕС, а также продолжительности и условий переходных периодов. Кандидаты на вступление назвали наиболее чувствительные для них сферы (например, запросы Польши и Венгрии определяются желанием создать более благоприятные условия для повышения конкурентоспособности их фармацевтической промышленности перед вступлением в единый рынок и др.).
Шесть стран-кандидатов из первой группы, после согласования в прошедшем декабре (в Будапеште) своих позиций по восьми дополнительным разделам acquis communautaire, представили 29 января соответствующие предложения созданной в Комиссии Группе стратегического планирования по вопросам расширения и Совету ЕС. В этой связи Германия как председательствующее государство назначила очередные встречи в рамках переговорного процесса на 19 апреля и 19 мая на уровне послов и лиц, возглавляющих делегации участвующих стран-кандидатов, а на 22 июня - вторую встречу на уровне глав МИД. 25 февраля состоялся первый раунд переговоров с целью проверки законодательства государств первой группы в области правосудия и внутренних дел с участием упомянутой Группы и представителей указанных стран-кандидатов. В ходе месячной работы, сначала в рамках многосторонних контактов, а затем двусторонних переговоров отдельно с каждой страной (со Словенией - 2-4 марта, с Эстонией - 5-9 марта, с Кипром - 10-12 марта, с Польшей - 15-17 марта, с Венгрией - 18-22 марта, с Чехией - 23-25 марта). Комиссия обозначила в качестве точки отсчета состояние законодательства Союза в этой сфере на 31 декабря 1998 г. В числе основных вопросов рассматривались: ситуация в каждой из стран относительно принятия законодательства Союза по рассматриваемым вопросам; идентификация основных практических аспектов его включения в законодательство этих стран; выделение круга наиболее важных для обсуждения вопросов. Следует также отметить имевшую место 11 марта встречу глав внутриполитических ведомств ЕС-15 с их коллегами из стран ЦВЕ и Кипра, на которой были рассмотрены вопросы борьбы с коррупцией в контексте создания эффективных правовых механизмов.
Параллельно с развитием переговорного процесса, охватывающего страны-кандидаты "первой волны", Комиссия приступила к оценке ситуации в государствах второй группы (Латвия, Литва, Словакия, Румыния и Болгария). В конце февраля состоялась многосторонняя встреча, посвященная анализу соответствия их законов правовым актам Союза в области сельского хозяйства. С 1 марта началась такая же работа в рамках двусторонних контактов по другим разделам законодательства ЕС. Проверка должна быть завершена в конце июня, за исключением раздела по сельскому хозяйству, где предполагается завершить ее не ранее сентября.
В качестве еще одного существенного аспекта, характеризующего состояние переговорного процесса в январе-марте 1999 г., следует отметить, что в Комиссии и других институтах ЕС явно просматривается тенденция к большей дифференциации в переговорах со странами-кандидатами и к индивидуализированному подходу в оценке степени готовности каждого из 11 государств, вместо практиковавшейся ранее работы с ними как с блоком или группой. При этом в Брюсселе избегали каких-либо официальных высказываний относительно конкретных сроков их вступления в ЕС. Предполагалось, что новые важные решения, касающиеся расширения переговорного процесса, будут приняты на декабрьском саммите Евросовета в Хельсинки. Комиссия рекомендует привлечь к участию в переговорах Словакию, Латвию и Литву.
В июле-августе 1999 г. отношения между ЕС и странами - кандидатами определялись решениями сессии Европейского совета в Кельне и проводившимися на разных уровнях двусторонними встречами, в ходе которых обсуждалась готовность этих стран к вступлению в Евросоюз, в первую очередь соответствие их национального законодательства правовой базе ЕС, так называемым "достижениям Сообщества" ("acquis communautaire").
В заключительном документе Кельнского саммита говорится о необходимости интенсифицировать переговоры о вступлении со странами "первой волны" - Польшей, Чешской Республикой, Венгрией, Словенией, Эстонией и Кипром. Отмечается значительный прогресс, достигнутый ими на пути к полноправному членству. Что касается претендентов "второй группы" (Болгарии, Румынии, Словакии, Латвии и Литвы), то, как отмечается в документе, переговоры с ними должны перейти от стадии многосторонних переговоров к стадии двусторонних контактов с каждой страной отдельно. В государствах ЦВЕ нашло поддержку намерение руководителей Евросоюза провести институциональную реформу ЕС параллельно с решением вопросов расширения.
21 и 22 июня 1999 г. состоялась встреча министров иностранных дел стран-членов ЕС и их коллег из государств ЦВЕ "первой группы". Были обсуждены вопросы адаптации национального законодательства стран-кандидатов к законодательству ЕС в таких сферах как рыболовство, статистика, телекоммуникации, промышленная политика и защита прав потребителей. В целом, массив нормативно-правовых документов ЕС включает 31 раздел, в каждом из которых должно быть достигнуто соответствие законодательства стран-кандидатов и Союза.
Министры иностранных дел Польши, Словении и Эстонии - соответственно Борислав Геремек, Борис Фрлец и Тоомас Хендрик Илвес - официально заявили, что считают 1 января 2003 г. реальной датой для вступления своих стран в Европейский Союз. Венгерский министр Янош Мартоньи считает, что его страна ближе всех остальных подошла к вступлению и назвал желательной датой 1 января 2002 г. Такие оценки, однако, вызвали скептическую реакцию как в Европейской комиссии, так и у экспертов Европейского центрального банка, считающих, что странам "первой волны" потребуется от 10 до 20 лет для полного присоединения к ЭВС.
18 июня 1999 г. в Вильнюсе состоялось заседание Комитета по ассоциации ЕС/Литва. Были обсуждены вопросы реализации национальной стратегии в литовской программе "Вступительного партнерства", а также ход экономических реформ в этой стране. Острая дискуссия развернулась вокруг антидемпинговых процедур ЕС в отношении литовских товаров и вопросов доступа литовской сельскохозяйственной продукции на рынки ЕС.
За прошедший период Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) неоднократно участвовал в финансировании проектов на территории стран-кандидатов. В частности, был выделен грант в 50 млн. евро на реконструкцию автомобильных и водных путей в Праге. С учетом этого проекта, в 1993-1999 гг. ЕИБ инвестировал в Чехию 1,9 млрд. евро. Банк также выделил 200 млн. евро на реконструкцию железных дорог Словакии. Только в 1999 г. ЕИБ инвестировал около 500 млн. евро на модернизацию железных дорог и железнодорожного транспорта в странах ЦВЕ. Эти страны вовлечены в программу "Трансъевропейские сети", предусматривающую развитие подобных сетей на транспорте, в телекоммуникациях и энергетике.
Через программу ФАРЕ Европейская комиссия выделила 100 млн. евро в качестве помощи на поддержку экономических реформ Румынии. В первую очередь, они пошли на программы приватизации и структурную перестройку экономики, включая закрытие убыточных предприятий. В рамках программы ФАРЕ-приграничное сотрудничество Комиссия выделила 25 млн. евро на развитие транспортной инфраструктуры и телекоммуникаций на границе Греции и Болгарии. В рамках этой же программы Комиссия приступила к финансированию проектов развития приграничного сотрудничества между Албанией, с одной стороны, и Италией и Грецией, с другой. Субсидии в размере 14 млн. евро будут использованы на укрепление морской границы с этой балканской страной и реконструкцию терминала в албанском порту Дуррес.
Европейская комиссия направила на рассмотрение Совета ЕС программу выравнивания платежного баланса трех стран Юго-Восточной Европы - Болгарии, Румынии и Македонии, пострадавших в ходе недавних боевых действий в Косово. По этой программе Болгария сможет получить заем в 100 млн. евро сроком на 10 лет, Румыния - 200 млн. евро на тот же период, Македония - 80 млн. евро, из которых 30 млн. будут предоставлены безвозмездно, а 50 млн. - сроком на 15 лет. Принято также решение оказать подобную помощь Албании (до 20 млн. долл.) и Боснии-Герцеговине (до 60 млн. долл.).
Осенью 1999 г. продолжалось обсуждение насущных проблем грядущего расширения ЕС. Некоторые вопросы были достаточно четко поставлены на неформальной встрече министров иностранных дел государств-членов ЕС в местечке Саариселка (Saariselka, Финляндия), состоявшейся 6-7 сентября:
1) Утверждать или нет дату окончания переговоров с государствами "первой волны" - Польшей, Чехией, Венгрией, Эстонией, Словенией и Кипром, с которыми уже начались консультации по поводу их вхождения в Евросоюз?
2) Когда начинать переговоры с государствами "второй волны" - Литвой, Латвией, Болгарией, Румынией, Словакией и Мальтой - и следует ли вообще назначать дату начала переговоров с ними?
3) Как должна развиваться институциональная реформа, с тем чтобы не нанести ущерб процессу расширения?
Следует отметить, что в самих органах Евросоюза и среди его членов нет единства мнений по этим вопросам. Так, 17 сентября, выступая в Королевском институте международных отношений (Лондон) г-жа Т.Халонен назвала разговоры о дате вступления в ЕС стран-кандидатов "первой группы" далекими от реальности и призвала не давать пустых обещаний, которые в итоге вызовут лишь разочарования. Это прозвучало в ответ на заявление председателя Европейской комиссии Р.Проди о том, что ко времени Хельсинского саммита ЕС в декабре 1999 г. будут названы конкретные даты вступления этих стран. В том же духе, что и глава Комиссии, высказался также глава германского МИД Йошка Фишер. В своих официальных выступлениях он неоднократно предлагал, чтобы переговоры со всеми странами-претендентами, удовлетворяющими Копенгагенскому политическому критерию членства (соблюдение принципов демократии, господства права, уважение прав человека и национальных меньшинств), начались в 2000 г., а к 2002 г. закончить переговоры со странами "первой группы". Он также выразил надежду на то, что первый этап расширения может произойти еще в период работы этой Комиссии. На франко-испанской встрече в верхах премьер-министры Франции Юбер Ведрин и его испанский коллега Абель Матутес высказались против идеи коллективного вхождения в ЕС стран-кандидатов и назначения дат подобного вхождения, подчеркнув, что единственно приемлемым вариантом является индивидуальное вступление каждой страны. В целом против фиксации дат вступления выступает подавляющее большинство государств-членов ЕС.
Что касается институциональной реформы, то и здесь нет полного единодушия. Член Комиссии Мишель Барнье, ответственный за региональную политику Союза, сказал, что страны-кандидаты должны быть готовы к тому, что не все они смогут быть представлены в будущей Комиссии из-за сильно разрастающегося количества ее членов. Напротив, главы правительств стран Бенилюкса, встретившиеся в Брюсселе 6 октября, высказались за то, чтобы в будущем все государства-члены ЕС имели в Комиссии своего представителя.
Между тем, 30 сентября состоялся очередной раунд переговоров на уровне послов стран-членов ЕС и глав делегаций стран-кандидатов "первой группы". Были лишь обсуждены взаимные позиции по трем новым главам acquis communautaire - экономический и валютный союз, свободное передвижение капитала и социальная политика. Переговоры по энергетической политике были фактически сорваны Австрией при поддержке Германии со ссылкой на недостаточную ядерную безопасность в некоторых странах-кандидатах (имелись в виду в первую очередь Словакия и Болгария, где вопрос о закрытии аварийных блоков АЭС, соответственно, в Богунице и Козлодуе, оставался открытым). Австрия настаивает на включении пункта о ядерной безопасности в общую позицию ЕС по поводу расширения. Все страны ЦВЕ сожалеют о срыве переговоров в этой области. В этой связи следует отметить, что в Польше, Эстонии и на Кипре вообще нет АЭС.
Следующий раунд переговоров в том же формате состоялся 12 ноября. Были открыты переговоры по двум главам acquis communautaire - транспорт и свободное передвижение услуг. Переговоры по налоговой политике начались только с пятью странами (Польша не успела вовремя представить свой отчет по этой статье). Состоялись также переговоры с пятью странами, за исключением Польши, по конкурентной политике, со всеми шестью - по предпринимательскому праву, со Словенией - об аудиовизуальной политике и по внешним отношениям (с Польшей переговоры в этой области даже завершились), с Чехией и Венгрией - по таможенному союзу. Переговоры в области транспорта пока не сдвинулись с места: Австрия выступает против снятия барьеров для транспорта стран ЦВЕ по причине реальной угрозы экологии и ядерной безопасности в странах ЕС.
13 октября Европейская комиссия опубликовала очередные регулярные доклады о подготовке стран-кандидатов к вступлению в ЕС. Это второе издание с момента начала переговоров со странами "первой группы" в 1998 г. Сейчас Комиссия издала 13 таких докладов (10 стран ЦВЕ, Мальта, Кипр и Турция), содержащих оценку хода политических, экономических и правовых реформ в странах-кандидатах, обновленную программу "Вступительного партнерства" ("Partnership for Accession") с описанием кратко- и среднесрочных приоритетов для стран-кандидатов, а также программу "Предвступительной стратегии" ("Pre-accession strategy") для Кипра и Мальты. В соответствии с этими докладами, Комиссия дает рекомендации Хельсинскому саммиту объявить о начале переговоров со странами "второй группы". В частности, рекомендовано начать переговоры с Болгарией и Румынией в начале 2000 г. По словам члена Комиссии Гюнтера Ферхойгена, ответственного за осуществление стратегии расширения ЕС, дифференцированный подход позволит всем странам-кандидатам, удовлетворяющим Копенгагенским критериям, участвовать в гибком и многоскоростном процессе расширения, где большое внимание уделяется балансу между скоростью этого процесса и его качеством.
Из конкретных действий, предпринятых Евросоюзом в рассматриваемый период, следует отметить выделение Болгарии займа в 100 млн.евро на поддержку экономических реформ, в частности, на улучшение ситуации с балансом платежей и пополнение официальных резервов этой страны (решение принято 23 ноября), и выделение 4,5 млн.евро на программу помощи странам ЦВЕ в области борьбы с отмыванием денег, распространением наркотиков, кражей автомобилей, а также нелегальной иммиграцией и незаконным провозом оружия (решение принято в начале октября).
Член Комиссии М.Шрайер, ответственная за бюджет ЕС, высоко оценила усилия Польши по борьбе с отмыванием капиталов как страны-кандидата и крупнейшего акцептора средств программы ФАРЕ и призвала другие страны ЦВЕ предпринять подобные усилия в своих странах. Она отметила, что успех связан с мощным финансированием мероприятий по борьбе с финансовыми нарушениями в Польше, в частности, с финансированием создания соответствующего польского центра, выступающего в качестве партнера Европейского бюро по борьбе с отмыванием капиталов (OLAF). Она также отметила, что с 2000 г. в рамках программы ФАРЕ и других финансовых инструментов ЕС Польша ежегодно будет получать около 900 млн.евро. Для сравнения в 1990-1999 гг. эта страна получила из источников ЕС около 200 млн.евро.
В 2000-2006 гг. Комиссия совместно с Европейским фондом регионального развития (ERDF) выделит на финансирование Программы межрегионального и транснационального партнерства (ИНТЕРРЕГ) 4875 млн.евро, куда будут активно вовлечены страны-кандидаты.
Сессия Европейского совета, состоявшаяся в Хельсинки 10-11 декабря 1999 г., определила не только новую стратегию ЕС в отношении стран-кандидатов, но и придала новый импульс самому процессу расширения. Было решено начать переговоры о вступлении в Евросоюз с оставшимися шестью странами ЦВЕ, подписавшими ранее с ЕС Европейские соглашения: Словакией, Латвией, Литвой, Болгарией, Румынией и Мальтой. Член Комиссии Гюнтер Ферхойген, ответственный за проблемы расширения ЕС, назвал это "историческим шагом на пути к объединению Европы". Теперь стратегия ЕС по отношению к странам ЦВЕ состоит из следующих основных элементов:
переговоры ведутся с 12 странами-кандидатами, то есть со всеми, кроме Турции. Ранее, в декабре 1997 г., после саммита в Люксембурге, переговорный процесс был начат со странами так называемой "первой группы": Польшей, Чехией, Венгрией, Словенией, Эстонией и Кипром.
Евросоюз заявил о своем намерении быть готовым к приему новых членов уже с 2002 г. Эта готовность должна, по мнению Комиссии, базироваться на трех условиях: Евросоюзу, согласно "Повестке дня 2000 г.", следует иметь достаточный запас финансовых ресурсов, что, по мнению Г.Ферхойгена, успешно выполняется; процесс ратификации документа об институциональной реформе Союза должен быть завершен во всех странах-членах и в Европарламенте; переговоры о вступлении в ЕС должны быть полностью завершены. Если эти три условия будут выполнены, то, по оценкам Комиссии, теоретически, с учетом ратификации Договоров о вступлении, первое расширение может произойти самое раннее в 2004 г. Вопреки ожиданиям многих стран-кандидатов, а особенно Польши, Комиссия не называла сроков вступления новых членов в Союз. Речь идет лишь о его готовности принять в свой состав новые государства.
С началом переговоров со второй группой ЕС усиливает принцип "дифференциации", т.е. переговоры с каждой страной ведутся строго индивидуально. Прогресс в переговорах и переход к обсуждению новых глав acquis communautaire Союза является вопросом индивидуальной готовности каждой из стран ЦВЕ.
ЕС больше не будет уделять приоритетного внимания Румынии и Болгарии, особенно вопросам структурных реформ в этих странах и проблеме закрытия Козлодуйской АЭС в Болгарии. Комиссия больше не будет публиковать регулярных минидокладов о ситуации в этих государствах вплоть до марта 2003 г. Таким образом, Румыния и Болгария становятся такими же участниками "марафона" к вступлению в ЕС, как и остальные страны ЦВЕ.
Между тем, ЕС и страны "люксембургской группы" начали 7 декабря 1999 г. переговоры на уровне министров по одной из наиболее сложных глав acquis communautaire - по окружающей среде. Все шесть стран запросили переходные периоды разной продолжительности, необходимые, в первую очередь, для привлечения колоссальных инвестиций в сферы водоочистки и переработки отходов производства. В то же время со всеми шестью кандидатами завершены переговоры по Экономическому и валютному союзу. Всего со странами "первой группы" сейчас ведутся переговоры по 23 главам из 31 главы acquis communautaire. Эстония завершила переговоры по восьми главам и к июню планирует начать консультации по всем остальным; Чехия завершила переговоры по 10 главам; Словения надеется к 2001 г. закрыть переговоры по всем главам, хотя сейчас закрыто лишь девять; Кипр завершил переговоры по 11 главам и надеется к концу 2000 г. или началу 2001 г. закрыть переговоры по остальным; Венгрия закрыла восемь глав и планирует к 1 января 2002 г. завершить переговоры, а к 2003 г. вступить в ЕС; у Польши закрыты переговоры по девяти главам.
Следующий раунд переговоров со странами "первой волны" охватит шесть новых глав acquis: сельское хозяйство, свободное передвижение лиц, внутренняя политика, региональная политика, финансовый контроль и бюджетная политика.
Переговоры со второй группой, или "хельсинской группой", официально открылись 15 февраля 2000 г. в Брюсселе. Как и со странами "люксембургской группы", сначала обсуждались 10 наиболее простых глав, в том числе: наука и исследования, статистика, образование и т.д. Г.Ферхойген выразил надежду, что принцип "дифференциации" поможет некоторым странам из "хельсинской группы" достичь значительного прогресса в переговорах и догнать страны ЦВЕ, начавшие этот процесс ранее. Вместе с тем он заверил страны "люксембургской группы" в том, что, начав переговоры с новой группой, ЕС не допустит замедления или пробуксовки процесса расширения. Ожидается, что к концу года Комиссия сможет сообщить дату вступления в ЕС стран "первой волны".
На встрече 15 февраля министр иностранных дел Мальты Джозеф Борг заявил, что цель мальтийского правительства - догнать в переговорном процессе страны "люксембургской группы", закончить переговоры к концу 2001 г. и вступить в ЕС к 1 января 2003 г. Румынский министр иностранных дел Петре Роману сообщил, что его правительство считает 1 января 2007 г. реальной датой вхождения Румынии в ЕС, однако Комиссия считает предстоящие переговоры очень сложными. Словацкое правительство, согласно заявлению министра иностранных дел Эдуарда Кукана, планирует вступить в Евросоюз вместе со своими соседями - Чехией, Польшей и Венгрией - 1 января 2004 г. По словам главы латвийского МИД Индулиса Берзиньша, цель правительства - членство в ЕС к 1 января 2003 г. Помимо Латвии, вступление сразу трех балтийских государств снимет несколько проблем сразу, среди которых - зона свободной торговли и таможенный контроль. И.Берзиньш отверг критику российского МИД относительно того, что в Латвии недостаточно уважаются права русскоязычного населения. Литовский министр иностранных дел Альгирдас Саударгас сообщил, что его страна также планирует стать членом ЕС к 1 января 2003 г. Г.Ферхойген подчеркнул геостратегическую важность Литвы как страны, граничащей с Россией. Он также приветствовал совместные литовско-российские проекты в рамках плана ЕС, направленные на укрепление сотрудничества в Северной Европе. По словам главы МИД Болгарии Надежды Михайловой, цель болгарского правительства - членство в ЕС к 1 января 2006 г.
В этот период Европейский инвестиционный банк инвестировал 150 млн.евро в строительство новых станций метрополитена в Праге. В 1999 г. чешская столица получила кредит в 50 млн.евро на городское благоустройство. Заем в 45 млн.евро выделен литовской компании UAB Bite GSM на расширение сети мобильной связи в Литве. В общей сложности вложения ЕИБ в Литву составили 232 млн.евро. В конце декабря румынское правительство и Европейская комиссия подписали соглашение о гранте в 100 млн.евро на поддержку структурных реформ в Румынии, в первую очередь в сталелитейной и угледобывающей промышленности, что позволит создать 60 тыс. новых рабочих мест. Евросоюз выделил 10 млн.евро для закрытия к 2005 г. первого блока Игналинской АЭС, которая дает 85% производимой в Литве электроэнергии.
Итак, процесс расширения Европейского союза за счет стран Центрально-Восточной Европы продолжает интенсивно развиваться. Для стран-кандидатов "первой волны" - Польши, Чехии, Венгрии, Эстонии, Словении, Кипра - он подходит к своей заключительной стадии - после выполнения некоторых условий соответствия степени готовности для вступления, Европейский союз пополнится новыми членами. Это становится очевидно после анализа переговорного процесса между странами-кандидатами.
3.2. Средиземноморское направление
Весной 1999 г. в Штутгарте состоялась конференция министров иностранных дел 27 стран-участниц евро-средиземноморского сотрудничества. Организационные и другие вопросы стали предметом обсуждения в Европарламенте (январь, март1999) и на заседании комитета старших должностных лиц (февраль). В задачу конференции входило преодолеть трудности, которые переживает Барселонский процесс, дать импульс его дальнейшему развитию на "сбалансированной основе".
Кроме 27 государств-участников этого процесса, на Штутгартскую конференцию были впервые приглашены в различном качестве Албания, Босния, Словения, Македония, Хорватия, Мавритания. Большинству из них предстоит стать в дальнейшем полноправными участниками системы евро-средиземноморского сотрудничества. На конференцию приглашены также представители Лиги арабских стран.
Из экономических проблем в программу конференции были включены вопросы "прозрачности" деятельности в этой области, особенно в том, что касается финансирования по программе МЕДА. Одной из приоритетных тем явилось обсуждение путей создания зоны свободной торговли и, в этой связи, возможностей сокращения внешней финансовой задолженности южно-средиземноморских стран. Дискутировались также требования о ликвидации торговых барьеров ЕС для сельскохозяйственной продукции из Северной Африки, о необходимости повышения эффективности помощи для модернизации промышленности "третьих" средиземноморских стран.
Судя по подготовительным мероприятиям (сессия Конференции периферийных морских регионов Европы - Сиракузы, январь; встреча 27 государств-участников Средиземноморского партнерства - Валенсия, февраль), в блоке экономических вопросов заметное место на конференции было отведено субрегиональному развитию. В так называемом "децентрализованном сотрудничестве" видят возможность сдвинуть с места планы развития экономики региона в целом. В числе высказанных пожеланий: привлечение стран Южного Средиземноморья к программе ИНТЕРРЕГ на период 1998-2000 и 2000-2006 гг., создание рабочей группы по координации сотрудничества субрегионов, созыв конференции по инвестициям, учреждение программы сотрудничества для Палестинских территорий и другие.
По примеру того, как это было сделано в Барселоне в 1995 г., было решено, что в Штутгарте одновременно с конференцией министров иностранных дел состоится Форум неправительственных организаций, который обсудит проблемы гражданского общества и его роли в системе евро-средиземноморского сотрудничества.
Своеобразной бомбой, которая разорвалась в период подготовки к Штутгарту, стало опубликование "Первого доклада относительно обвинений в коррупции, плохого управления и непотизма в Европейской комиссии (15 марта 1999 г.)", подготовленного комитетом независимых экспертов, которые посвятили 3-ий раздел доклада "Программам МЕД", то есть программам ЕС по Средиземноморью. Смысл доклада сводится к тому, что, хотя сам комиссар М.Марин, возглавлявший это направление, и его сотрудники не преследовали цели личного обогащения при реализации пяти средиземноморских программ ЕС (МЕД-Urbs, региональное управление; МЕД-Campus, университеты; МЕД-Invest, предприятия; МЕД-Avicenne, исследовательские центры; МЕД-Media, средства массовой информации), тем не менее некомпетентность, опрометчивость, халатность, бесконтрольность привели к злоупотреблениям со стороны частных фирм, участвующих в этих программах. Тем самым был нанесен ущерб интересам Европейского Союза.
На фоне этих событий продолжались процедуры по приему новых членов в ЕС. Среди средиземноморских и балканских государств наиболее далеко продвинулся на этом пути Кипр, который уже представил необходимую документацию по всем требуемым основным позициям (законодательство, свободное движение товаров; защита потребителя и здравоохранение, рыболовство, статистика; внешние сношения; политика в области конкурентоспособности и таможенный союз), которые будут обсуждены в ЕС в течение первой половины 1999 г. В ЕС приветствовали отказ Кипра от размещения российских ракет С-300С, который, как было заявлено официальным представителем, улучшил перспективы приема Кипра в ЕС. "Если бы не вступление Кипра в ЕС, то ракеты все же были бы на острове", - заявил, со своей стороны, кипрский министр иностранных дел И.Кассоулидис. В настоящее время усилия ЕС обращены на то, чтобы привлечь к процедуре вступления Кипра в ЕС также турок-киприотов.
Возобновилось обсуждение вопроса о вступлении в ЕС Мальты. В феврале Комиссия вернулась к своему Заключению, сформулированному еще в 1993 г., и запросила мандат Евросовета на так называемый скрининг - анализ проблем, которые Мальте предстоит решить, чтобы соответствовать критериям членства в ЕС. За скорейшее начало такого изучения высказался Совместный парламентский комитет ЕС-Мальта. Совет по общим вопросам согласился с этим предложением, поручив Комиссии разработать стратегию приема Мальты в ЕС и представить к концу года соответствующий доклад. Мальта приглашена участвовать в следующей сессии Европейской конференции осенью 1999 г.
Продолжала настаивать на вступлении в ЕС Турция, успешно добиваясь при этом промежуточных уступок. Так, Европарламент высказался за участие Турции в программах Сократ и "Молодежь для Европы". Вместе с тем Брюссель призывает Турцию к "политическому решению" курдской проблемы, связывая ее с вопросом о приеме Турции в ЕС.
В рамках политики расширения ЕС в южном направлении все большее внимание уделяется Восточному Средиземноморью. Европейский парламент полагает, что ЕС ведет себя недостаточно активно на Ближнем Востоке и в этой связи в марте 1999 г. призвал Евросовет выступить с политическими инициативами по мирному процессу, не ограничиваясь лишь технической и финансовой помощью.
Итак, важнейшим событием на направлении деятельности ЕС в области расширения своего членского состава явилась третья Евро-средиземноморская конференция (предыдущие состоялись в Барселоне в 1995 г. и на Мальте в 1996 г.) в г. Штутгарте (Германия). В ней приняли участие министры иностранных дел 15 государств-членов ЕС и 12 "третьих средиземноморских государств" (Марокко, Алжир, Тунис, Египет, Иордания, Сирия, Ливан, Израиль, Мальта, Турция, Кипр). На право быть полноправными участниками конференции претендовали также Мавритания и Ливия, которые получили статус "специально приглашенных гостей", хотя в поддержку полномасштабного представительства последней высказались все арабские страны, кроме Египта. На конференцию были приглашены также Лига Арабских стран и Союз Арабского Магриба.
Основная цель конференции состояла в том, чтобы активизировать систему евро-средиземноморского сотрудничества, которое в последние месяцы стало давать сбои из-за обострившихся расхождений между арабскими государствами и ЕС. Эти разногласия были несколько смягчены в ходе конференции и предшествующих ей совещаний старших должностных лиц. Однако считать итоги конференции "большим успехом", как это попытался сделать председатель конференции - представитель Германии, вряд ли логично. Кстати, представители других государств-членов ЕС оценивают эти итоги значительно скромнее.
В рамках процесса расширения ЕС осуществлялись необходимые процедуры подготовки к приему Мальты и Кипра. Если по Мальте эти процедуры соответствовали принятому графику, то в отношении Кипра он не соблюдался из-за позиции турок-киприотов.
Турция вновь стала добиваться своего включения в число первой группы кандидатов на вступление в ЕС. Разрушительные последствия землетрясения позволили Турции заострить внимание на этой проблеме. В результате, Турция получила не только финансовую помощь в размере 4 млн.евро (35-40 млн.евро предполагается выделить в ближайшем будущем), но и, видимо, шанс продвинуться по пути вступления в ЕС.
В контексте политики продвижения на восток, ЕС расширяет сотрудничество с Организацией Черноморского экономического сотрудничества. Совету ЕС по общим вопросам Грецией вручен документ "Платформа сотрудничества между ЧЭС и ЕС", принятый министрами иностранных дел государств-членов ЧЭС. Совет сообщил, что на предстоящую встречу указанных министров приглашены Председательствующий в Совете ЕС и представитель Европейской комиссии.
В течение конца 1999-начале 2000 гг. продолжалась работа по реализации решений 3-ей евро-средиземноморской конференции, проходившей в апреле 1999 г. в Штутгарте.
Состоялось несколько совещаний старших должностных лиц по подготовке проекта Хартии мира и стабильности для Средиземноморья, вызвавшей в Штутгарте значительные разногласия [см. выпуск 3(17)]. Однако сформулировать принципиальные положения Хартии пока не удалось, поскольку сохраняется разница во взглядах Евросоюза и азиатских стран на проблемы борьбы с терроризмом. Новый проект Хартии планируется обсудить на неформальной встрече министров иностранных дел 15 государств-членов Европейского Союза и 12 "третьих средиземноморских государств" в Португалии в мае 2000 г., а официальное ее принятие намечено на осень.
Европейская комиссия направила Совету, Европарламенту и Счетной палате свои предложения о формировании программы МЕДА-2, предназначенной для финансирования мероприятий в рамках Барселонского процесса в Алжире, Египте, Израиле, Ливане, Сирии, Тунисе, Турции, на Кипре и Мальте, а также в секторе Газа и на Западном берегу р. Иордан. Основываясь на трехлетнем опыте реализации предыдущей программы (МЕДА-1), Комиссия впредь намерена иметь дело только с крупными проектами, заниматься долгосрочной стратегией развития, значительно усилить мониторинг. Кредитоваться будут преимущественно те проекты, которые вытекают из содержания соглашений об ассоциации и содействуют созданию евро-средиземноморской зоны свободной торговли к 2010 г. Такие соглашения об ассоциации, в том числе по участию в таможенном союзе, уже заключены с Турцией, Мальтой, Кипром. Проведены переговоры с Марокко, Тунисом, Израилем, Иорданией и Палестинской администрацией (соглашение с Марокко может вступить в действие в ближайшее время).
Происходят перемены в составе участников системы евро-средиземноморского сотрудничества и партнерства. Так, на встречи старших должностных лиц и на другие мероприятия стали приглашать Ливию в качестве наблюдателя. Вопрос о ее полноправном участии будет решен после представления ливийским правительством письменных заверений о поддержке принципов, провозглашенных Барселонской конференцией (1995 г.).
Кардинальные решения о расширении ЕС были приняты на сессии Европейского Совета в Хельсинки, где Турция, добивавшаяся в течение многих лет права на членство в ЕС, была признана кандидатом, в отношении которого могут начаться соответствующие процедуры. Перелом в позиции ЕС по этому вопросу произошел после землетрясения в Турции и Греции и начала второй войны в Чечне; в комментариях западной печати отмечается также американское лоббирование в пользу Турции. Еще до принятия решения в Хельсинки Европейский инвестиционный банк предоставил Турции под гарантии ЕС заем на три года в размере 600 млн.евро. Хотя формализация итогов переговоров ЕС с Кипром и Мальтой и состоялась, тем не менее дальнейшее развитие отношений с ними будет во многом зависеть от позиции турков-киприотов, требующих для себя международного признания.
В последние месяцы деятельность ЕС на Cредиземноморском направлении несколько активизировалась. Существенную роль сыграли, видимо, критика в адрес Европейской комиссии (см. предыдущие выпуски), а также приближение срока проведения Евро-средиземноморской конференции министров иностранных дел 27 государств (15 членов ЕС и 12 "третьих средиземноморских стран"), намеченной на второй квартал 2000 г. в Лиссабоне. Сессия Европейского совета в Хельсинки (10-11 декабря 1999 г.) отметила, что работа над разработкой "Средиземноморской стратегии ЕС" продвинулась вперед.
В течение января состоялись встречи экспертов и старших должностных лиц ЕС, которые рассмотрели вопросы, связанные с развитием Барселонского процесса, в том числе состояние ряда региональных проектов. Они поддержали программу формирования Средиземноморского информационного общества - MEDIS. Были обсуждены вопросы проведения тендеров по пилотным проектам, а также сотрудничество в таких областях как энергетика, транспорт, окружающая среда. Рассматривалось предложение Франции учредить кодекс этики полицейских сил стран-участниц Барселонского процесса.
Комиссия приняла решения о финансировании новых евро-средиземноморских проектов. В их числе модернизация промышленности Иордании, улучшение системы водоснабжения в районе Аммана, защита культурного наследия; реформа медицинского страхования в Тунисе; "институциональная и секторальная модернизация" Сирии с целью заключения соглашения об ассоциации этой страны с ЕС; строительство грузового терминала в международном аэропорту Газа.
В рамках евро-средиземноморской аудиовизуальной программы создан фонд, который предназначен для финансирования передачи технологий и ноу-хау с целью развития различных направлений деятельности в сфере кино и аудиовизуальных средств.
Важное значение имела 2-ая конференция 27 стран на уровне министров по вопросам инвестиций (28 февраля - 1 марта, Лиссабон), в задачу которой входило наладить взаимодействие в этой области между властями и частным сектором. Рост инвестиций рассматривается в ЕС как необходимое условие для создания к 2000 г. евро-средиземноморской зоны свободной торговли. Однако, проведенные ЕС подсчеты показали, что объем прямых инвестиций из-за рубежа увеличивается весьма медленно, а темпы роста ниже, чем в Азии.
В расширении ЕС на юг и юго-восток снят ряд ограничений, которые препятствовали этому процессу. Перелом произошел на сессии Европейского совета в Хельсинки, когда ЕС отказался от ряда требований, предъявлявшихся ранее к Кипру и Турции.
В отношении Кипра снято требование о том, что это государство может стать членом ЕС лишь после того, как будут урегулированы отношения между греками-киприотами и турками-киприотами. По существу, такой поворот в позиции ЕС явился успехом Турции и турок-киприотов, которые продолжают настаивать на международном признании самопровозглашенной "Турецкой республики Северного Кипра". В Европейском парламенте линия Турции и турок-киприотов продолжает подвергаться критике со стороны греческих и, частично, французских парламентариев.
После многолетних попыток Турции включиться в процесс официального присоединения к ЕС Хельсинский саммит впервые признал ее "государством-кандидатом", где "в последнее время наблюдается позитивное развитие, а также намерение продолжить реформы, с тем чтобы соответствовать копенгагенским критериям".
Вместе с тем, сочетая "мягкие" и "жесткие" методы политики кнута и пряника, ЕС продолжает оказывать давление на Турцию, требуя либерализации экономики, обеспечения прав человека, большей уступчивости в отношениях с Грецией. Свидетельством того, что такой курс дает результаты, стала серия турецко-греческих переговоров по вопросам регионального сотрудничества.
Хельсинский саммит подтвердил также кандидатуру Мальты на прием в ЕС. К настоящему времени разработана так называемая стратегия присоединения Мальты.
В соответствии с решением, принятым в Хельсинки, продолжается работа над разработкой "Общей стратегии ЕС для Западных Балкан". В Салониках начинает функционировать Европейское агентство по восстановлению Косово, в задачу которого входит разработать и представить в Европейскую комиссию соответствующие программы восстановления края и возвращения беженцев.
4. Расширение ЕС и проблемы регионального развития
В последнее время в структурах власти в Европе все заметнее начинает заявлять о себе региональный эшелон.
Примерно на 300 регионов, на которые административно подразделяются европейские страны (вне СНГ), уже приходятся основная часть властных функций на местах, заметная роль в формировании госбюджетов и половина государственного потребления товаров и услуг. Именно региональные партии все чаще определяют исход общенациональных выборов и расстановку сил в парламентах, прежде замкнутые столичные политические элиты активно пополняются выходцами из провинции. Налицо ренессанс местных языков, обычаев, культуры. Регионы ищут свое место в европейской интеграции, стучатся в руководящие органы ЕС.
Само по себе понятие "регион" является в Европе скорее собирательным, чем строго определенным. Как в системах управления, так и в просторечии под этот термин подводятся достаточно различные типоразмеры территорий (составных частей) отдельных государств. Равным образом среди специалистов не закончены и споры о том, подходить ли к этому понятию "нормативно" (т.е. опираясь на чисто административные принципы деления) или же "аналитически", то есть через группировку определенных территориальных зон с аналогичными (схожими) либо взаимодополняющими характеристиками. Наиболее предпочтительной признается классификация, предлагаемая экспертами ОЭСР (табл. 3).
Таблица 3.
Уровни административно-территориального деления стран Европы Страна Регионы Промежуточный уровень Местные
администрации Австрия 9 земель - 2347 коммун Бельгия 3 региона 10 провинций 589 коммун Великобритания 4 исторические части 56 графств 482 округа Германия 16 земель 426 округов 16086 коммун и 17 автономных городов Греция - - 359 округов и 5562 коммуны Дания - 14 графств 275 коммун Ирландия - 29 графств 83 муниципии и 5 автономных городов Испания 17 автономных сообществ 50 провинций 8098 муниципий Италия 20 регионов 95 провинций 8066 коммун Люксембург - - 118 коммун Нидерланды - 12 провинций 633 муниципии Португалия
- 305 муниципий и 4220 приходов Финляндия
19 провинций 455 коммун Франция 26 регионов 100 департаментов 36433 коммуны Швеция - 23 провинции 288 коммун * Англия, Шотландия, Уэльс, Ольстер
** Автономные заморские регионы Азорские острова и Мадейра
*** Автономный регион Аландские острова 1. Источник: Иванов И.Д. Европа регионов. - М.: Международные отношения, 1999. С. 16.
На первом этапе интеграции - создании общего рынка - понятия "региональная политика" не существовало. После первого расширения ЕС за счет Великобритании, Дании и Ирландии, а также вследствие общего ухудшения экономической ситуации в первой половине 70-х годов межрегиональные диспропорции в сообществе значительно возросли.
На Парижском саммите 1972 года было принято решение о создании Европейского фонда регионального развития (ЕФРР) и введено понятие "региональная политика".
Формирование региональной политики как особого направления политики ЕС обусловлено значительными диспропорциями в уровнях экономического и социального развития стран и регионов, которые увеличивались с каждым расширением европейской группировки.
Наконец, будущее расширение на восток в очередной раз изменит саму природу ЕС.
Влияние интеграционных процессов на региональное развитие (т.е. региональный срез процессов общественного развития в целом) еще не изучено до конца, теоретики и практики, придерживающиеся разных экономических взглядов, пока не пришли к согласию. Так, для неолибералов либерализация торговли, движение капиталов и рабочей силы будет способствовать сглаживанию диспропорций в уровнях дохода. Другие же считают, что интеграция напротив, дает односторонние преимущества прежде всего наиболее развитым районам, особенно крупным контурбациям.
Вторая точка зрения представляется более близкой к реальности. Строительство единого европейского рынка, углубление интеграции привело к обострению конкуренции между районами ЕС. На передний план выступают такие факторы, как наличие в районе быстрых и эффективных систем транспорта и коммуникаций, квалифицированной рабочей силы, доступ к местным образовательным институтам и научно-техническим центрам, сетям деловых услуг, наконец, социальная и культурная среда в регионе. Между тем интеграция сама по себе не в состоянии существенно повысить конкурентоспособность слаборазвитых и периферийных районов, напротив, она может взорвать их так называемую "защиту расстоянием" и способствовать оттоку из них капитала и квалифицированной рабочей силы. Здесь уместно отметить и то, что три четверти инвестиций, направляемых на развитие сферы НИОКР, сконцентрированы во Франции, Великобритании и Германии. При этом в менее развитые страны инвестиций направляется меньше, и они сконцентрированы преимущественно в столичных, наиболее динамично развивающихся территориях - Мадридской конурбации, Лиссабоне и Дублине.
"Пристегнуть" слабые периферийные районы к процессам экономической интеграции можно лишь через систему специальных механизмов, требующих огромных финансовых затрат. Финансирование региональной политики ЕС наряду с финансированием сельского хозяйства стало одной из основных расходных статей бюджета ЕС, составляя около 36%1.
Региональные диспропорции являются неотъемлемым структурным элементом ЕС. В десяти наиболее бедных районах Евросоюза, большая часть которых располагается на территории Греции и Португалии, годовой доход на душу населения составляет менее чем одну треть от аналогичного показателя по десяти наиболее богатым районам. Причем диспропорции между бедными и богатыми регионами имеют тенденцию к росту, особенно по показателям занятости. Тем не менее, существует и противоположная точка зрения, что диспропорции между регионами ЕС сокращаются. Видимо, ни одна, ни другая точка зрения не отражает реальности полностью, базируясь на определенной системе параметров. Представляется, что результаты зависят от того, какие категории и типы районов сравниваются, то есть от масштаба анализа и, естественно, от временного периода и системы индикаторов.
Можно констатировать лишь то, что диспропорции сглаживались в период активного экономического роста 60-х годов. Затем начались структурные кризисы 70-х и расширение ЕС за счет стран, страдающих от региональных проблем. Сегодня наиболее "отсталые" районы сосредоточены на юге и на западе ЕС, однако к проблемам этих, преимущественно аграрных территорий, присоединяются проблемы старопромышленных районов и многие другие.
Каждое расширение ЕС ставило перед объединением проблемы, связанные с новыми регионами. Поэтому в качестве одной из особенностей регионального развития ЕС следует назвать постоянное увеличение численности проблемных регионов и разнообразия региональных проблем.
Углубление интеграционных процессов в целом способствовало дивергенции районов, поскольку преимущества интеграции, как правило, привязаны к более продвинутым, передовым, процветающим районам. Эти районы в первую очередь усваивают выгоды интеграции, в то время как для менее передовых районов необходима особая компенсационная или поддерживающая региональная политика.
Проблема центра и периферии относится к числу наиболее характерных для регионального развития ЕС. Внешние ее проявления могут видоизменяться, однако содержание в сущности неизменно. Центральные и периферийные районы имеют принципиально отличные характеристики и принципиально разные шансы и траектории развития. Проблема центра и периферии, видимо, не может быть решена в принципе, однако основная задача заключается в том, чтобы избежать пожизненного закрепления за определенными районами их периферийного статуса.
Региональные проблемы ЕС необычайно разнообразны. Представляется, однако, что наиболее характерными именно для ЕС являются проблемы кризисных старопромышленных районов и городских территорий.
Фрагментарность, региональная мозаичность ЕС все время возрастает, характер ее усложняется. Эта тенденция будет сохраняться и дальше, при этом не только в форме диспропорций в уровнях социально-экономического развития между районами, но и в разнообразии жизненных укладов. В XXI столетии большое влияние (сравнимое с влиянием интеграционных процессов) на региональное развитие ЕС будут оказывать процессы глобализации. Чем более пространственно свободны будут товары, капиталы, услуги и рабочая сила, тем яснее региональные власти в странах ЕС будут осознавать и ощущать международное измерение регионального развития.
Заключение
Европейская интеграция выходит на новый виток своего развития. Как уже не раз бывало, государствам - членам Европейского союза нужно будет решить немало сложных вопросов. Особенность нынешнего этапа состоит в том, что помимо очередных проблем существует "чрезвычайное" обстоятельство: Европейский союз находится накануне значительного, кардинального увеличения своих рядов. Поэтому 15 государств-членов принимают решения, которые определяют условия пребывания в Союзе не только их самих, но и большого числа новых его участников. Каковы же эти условия?
Разрабатывая условия для стран-кандидатов в члены ЕС, Европейская комиссия использовала критерий, принятый на встрече Европейского совета в Копенгагене в 1993 году: страна-кандидат должна достигнуть стабильности в обеспечении демократии, законности, соблюдении человеческих прав и их уважении и защите меньшинств; страна-кандидат должна иметь функционирующую рыночную экономику, а также способность справляться с давлением конкуренции и рыночными силами в Европейском союзе; она должна быть способна принять обязательства членства, включая приверженность целям политического, экономического и валютного союза. Европейский совет уже решил, что переговоры по вступлению Кипра пройдут через шесть месяцев после завершения заседания межправительственного совета.
На основе всеобъемлющей и объективной оценки вышеперечисленных критериев, которые были достигнуты 10 странами-кандидатами, Европейская комиссия предлагает начать переговоры с Венгрией, Польшей, Эстонией, Республикой Чехия и Словенией. Проанализировав данные, Европейская комиссия считает, что эти страны смогут соответствовать всем условиям для членства в среднесрочном периоде, если они сохранят и будут строго поддерживать свои усилия по подготовке к вступлению. Европейская Комиссия подчеркивает, что одновременное решение о начале переговоров по вступлению со всеми этими странами не обязательно подразумевает их одновременное включение в союз. Заключение по переговорам по вступлению будет зависеть в большей части от результатов дальнейших попыток, необходимых от каждой страны-кандидата в соответствии с мнениями.
Для других стран-кандидатов (Латвия, Литва, Словакия, Румыния, Болгария) Европейская комиссия предлагает усиление стратегии по вступлению. Для анализа достигнутого прогресса Европейская комиссия будет предоставлять годовой отчет Европейскому совету начиная с конца 1998 года. Прогресс страны-кандидата в достижении целей, описанных в каждом партнерстве по вступлению, будет служить основой для отчетов. В случае признания факта о выполнении всех необходимых условий страной-кандидатом для участия в переговорах по вступлению. Европейская комиссия передаст рекомендации в Европейский совет.
Крайне важно максимально использовать период до вступления с тем, чтобы кандидат мог приложить существующую политику и правила Европейского союза сразу же после вступления или после соответствующего переходного периода. Значительные инвестиции будут необходимы в области охраны окружающей среды, транспорта, энергетики, промышленной реструктуризации, сельскохозяйственной инфраструктуры и в сельской местности. От стран-кандидатов, где энергия вырабатывается на атомных электростанциях, Европейская комиссия ожидает полного их приведения к принятым международным стандартам безопасности. Ожидается, что кандидаты решат все нерешенные проблемы границ со своими соседями или, если это необходимо, передадут их в Международный суд.
Переговоры определят сроки и условия для вступления каждого из кандидатов. Некоторый переходный период понадобится в определенных случаях, но целью Европейского союза является внедрение существующей политики и правил Европейского союза сразу же после вступления. Поэтому фактическое расписание для вступления будет зависеть от прогресса, достигнутого индивидуальными странами в принятии, выполнении и закреплении существующей политики и правил ЕС.
Усиление предварительной стратегии вступления объединит вместе различные формы помощи, предоставляемой ЕС в единых рамках партнерства по вступлению. Это будет согласовано со всеми кандидатами и будет включать ясную программу работы и расписание. Это также позволит кандидатам ознакомиться с функционирующей политикой и процедурами ЕС и принимать участие в этих программах. 2 приоритета: усиление администрации и институтов и увеличение инвестиций в бизнес сектор и инфраструктуру, являются общими для все кандидатов.
Процесс создания новой европейской архитектуры займет примерно 25 лет. Наиболее продвинутые страны-кандидаты будут приняты в Союз в недалеком будущем. Процесс подготовки других стран растянется на много лет. В этот период сотрудничество между ЕС и странами-кандидатами будет осуществляться на основе принципа "возможного будущего членства" (в российских СМИ этот термин ошибочно переведен как "виртуальное членство"). Предполагается, в частности, обеспечить максимально возможное участие стран-кандидатов в Экономическом и валютном союзе, сотрудничестве в области безопасности, а также участие в работе институтов ЕС в качестве наблюдателей или сторон в процессе консультаций.
После завершения процесса расширения в Союз будут входить до 30 государств. С остальными странами Европы, в первую очередь с Россией и Украиной, будут развиваться отношения "стратегического партнерства" с целью обеспечения мира и стабильности в "более широкой Европе".
Список использованной литературы
Амстердамский договор / Ред.коллегия: Ю.А. Борко (отв.ред.), М.В.Каргалова, В.Г.Шемятенков, Л.М.Энтин. - М.: "Интердиалект+", 1999. - 191 с.
Бусыгина И.М., Тренерт О. Расширение европейского союза: покушение на самоубийство? // МЭиМО, 1995, №9.
Воронов К. Четвертое расширение ЕС: тормоз или стимул интеграции? // МЭиМО, 1996, №8.
Договор о Европейском союзе: правовой анализ новейших тенденций в развитии западноевропейской интеграции : Учеб. пособие / Белгор. высш. шк. МВД РФ. - Белгород: БВШ МВД РФ, 1996. - 59 с.
Договоры об учреждении европейских сообществ: [Перевод] / Редкол.: Ю. А. Борко (отв. ред.) и др. - М. : Междунар. изд. группа "Право" : Фонд "Правовая культура", 1994. - 387,[3] с.
Европа: новое начало : Декларация Шумана, 1950-1990 гг. : [Пер. с англ.]: [Пер. с фр.]. Европа и проблема расширения : [Пер. с фр.] / Редкол.: Ю. А. Борко (отв. ред.) и др. - М. : Междунар. изд. группа "Право" : Фонд "Правовая культура", 1994. - 79 с.; 20 см. - ( Европейский союз: прошлое, настоящее, будущее : Малая библиотека Европейского союза на русском языке).
Европейский Союз: новый этап интеграции: Проблем.-темат. сб. / [Ред. сост. Вишнякова Г. В.]. - М.: ИНИОН, 1996. - 151 с.
Единый европейский акт; Договор о Европейском союзе : [Перевод] / Редкол.: Ю. А. Борко (отв. ред.) и др. - М. : Междунар. изд. группа "Право" : Фонд "Правовая культура", 1994. - 244,[2] с.
Западноевропейская интеграция: политические аспекты. Отв. ред. Н. С. Кишилов. -М.: Наука, 1985. -336 с.
Иванов И. Европа регионов. // МЭиМО, 1997 №9.
Иванов И.Д. Европа регионов. -М.: Международные отношения. 1998.
Канинская Г. Н., Наумова Н. Н. История западноевропейской интеграции: Учебное пособие. -Ярославль: Ярославский гос. ун-т, 1998. - 66 с.
Кунаков В.В. Турция и ЕС: проблемы экономической интеграции / В. В. Кунаков; Ин-т изучения Израиля и Ближ. Востока. - М.: Ин-т изучения Израиля и Ближ. Востока, 1999. - 125 с. : табл.
Лайт М. Новый раскол Европы. // МЭиМО, 1996, №11.
Мирошниченко Н. Политика экономического и социального сплочения в ЕС после Маастрихта. // МЭиМО, 1997, №1.
На пути к европейскому единству: Развитие Сообщества: события и даты : [Пер. с англ.] / Редкол.: Ю. А. Борко (отв. ред.) и др. - М. : Междунар. изд. группа "Право" : Фонд "Правовая культура", 1994.
Резлер А. Воссоединиться с Европой: судьбы и будущее Центральной Европы. -М., 1992, 11 с.
Рыбин В.И. и др. Новая единая европейская валюта евро. -М.: Финансы и статистика. 1998.
Сиджански, Душан. Федералистское будущее Европы: От Европейского сообщества до Европейского союза. -М.: РГГУ, 1998. - 417 с.
Скосырев В. Восточноеропейцы в предбаннике ЕС. // Известия, 1997 №11.
Топорнин Б. Н. Европейское право: Учебник. -М.: Юристъ, 1999. - 456 с.
Хиршлер М., Циммерман Б. Западноевропейские интеграционные объединения. М., 1987.
Шреплер Х.-А. Международные экономические организации: Справочник. -М.: "Международные отношения", 1997.
1 Den Boer P. Europe to 1914: the Making of an Idea // Wilson K., van der Dussen J. (eds.). The History of the Idea of Europe. London/New York, 1995. P. 58. 1 Павладьев В.А. Зачем европейцам интеграция? // Мировая экономика и международные отношения, 1994, №4. С. 41. 1 Троценко И.Д. Сельскохозяйственная политика "Общего рынка". -М.: Мысль, 1979. С. 190. 1 Троценко И.Д. Сельскохозяйственная политика "Общего рынка". -М.: Мысль, 1979. С. 191. 2 Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. М.: Знание, 1980. С. 51. 1 Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. М.: Знание, 1980. С.60. 1 На пути к европейскому единству. Развитие сообщества: события и даты. Отв. ред. Борко Ю.А. М.: МИГ "Право". 1994. С.47. 2 Долгов С.И. Глобализация экономики: новое слово или новое явление? М.: ОАО "Издательство "Экономика". 1998. Стр. 149. 1 acquis communautaire (франц.) - достижения Сообщества 1 Журнал "Евро". №4, 1999. С.20. 7

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 История формирования финансовых отношений в России, характеристика основных этапов
 Ветеринарная хирургия - вскрытие рубца (rumenotomia)
Ваши отзывы
Добрый день, спасибо за оперативность. Буду ждать проверки преподавателя. Еще раз спасибо Вам.
Алексей

Copyright © www.refbank.ru 2005-2018
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.