Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Проблема самосознания детей старшего дошкольного возраста
 Операции коммерческого банка с ценными бумагами
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Идеи заработка для...
 Напомним что у нас можно поиграть в новые игровые автоматы...
 Испытайте новых одноруких бандитов в Азино три...
 Учить или...
 Размер студенческих стипендий...
 Новое воплощение лучшего клуба...
 Курсовая работа на заказ быстро и...
 Вулкан Вегас - 100% бонус к первому...
 Стоит ли подростку поступать в медицинский...
 Как студенту сыграть на реальные деньги в казино Vulkan...
 Секреты и подсказки успешной онлайн игры на деньги с...
 Учеба дистанционно плюсы и...
 Зеркало азарта Joycasino всегда под...
 Рекордные 35 000 студентов-иностранцев нуждаются в обучении...
 Игровые автоматы онлайн. Раскрути свою фортуну...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Коммерческое право

контрольная работа

Ответственность за нарушение обязательств



ПЛАН
1. Понятие гражданско-правовой ответственности 3
2. Виды и формы гражданско-правовой ответствен-
ности 7
3. Возмещение убытков как общая мера гражданско-
правовой ответственности 9
3.1. Реальный ущерб и неполученный доход 9
3.2. Объем возмещения убытков в гражданском праве 12
4. Возмещение имущественного и компенсация мо-
рального вреда 12
5. Основания и условия гражданско-правовой от-
ветственности 14
6. Вина, случай и непреодолимая сила 18
7. Смешанная вина и совместное причинение вреда 21
8. Теории причинной связи 23
Нормативный материал и литература 25

1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Одно из средств защиты гражданских прав - гражданско-правовая ответственность, в частности ответственность за нарушение обязательств. Институт ответственности за нарушение обязательств приобретает все большее значение в гражданском праве. И юристу-практику, сталкивающемуся с необходимостью применения данного института, прежде всего нужно знать, что представляет собой данная ответственность. Эта проблема осложняется тем, что понятие данного института не закреплено в гражданском законодательстве.
Ответственность за нарушение обязательств наряду с так называемой деликтной есть гражданско-правовая ответственность, которая, в свою очередь, является одним из видов юридической ответственности вообще.
Термин "ответственность" ныне выглядит очень размытым. И если принять понятие "ответственность" в том широком смысле, в каком оно применяется в повседневной жизни, в философской литературе и даже в обиходе юристов, теряется специфика юридического понимания ответственности и возникает потребность в новом термине, обозначающем то, что сегодня включается в понятие ответственности в юридическом смысле. Однако вряд ли подобная замена термина может дать сколько-нибудь полезный результат. Необходимость же специального юридического понятия ответственности, пусть и самого общего, но позволяющего отграничивать ответственность в юридическом смысле от иных явлений, называемых тем же термином, полностью оправданна, поскольку оно означает один из важнейших институтов права. Его четкая характеристика, определение, отграничение от других правовых явлений имеют существенное значение как для теории, так и для практики. Поэтому предложения о безграничном расширении понятия ответственности, о применении этого понятия в его общеупотребительном смысле нельзя считать приемлемыми.
О. С. Иоффе понимает юридическую ответственность прежде всего как санкцию за правонарушение, как последствие, предусмотренное нормой права на случай ее несоблюдения [3]. Эта санкция, как считает О. С. Иоффе, выражается в мерах принуждения к соблюдению норм права и применяется органами государства к тем, кем эти нормы нарушаются. И соответственно юридические последствия, не связанные с мерами государственного принуждения, нельзя относить к области правовой ответственности.
Следует учитывать, что словом "санкция" как в литературе, так и в законодательстве обозначаются различные понятия. В законодательстве "санкцией" иногда именуются утверждение, одобрение, разрешение какого-либо акта. Чаще тот же термин используется для обозначения мер воздействия, применяемых государственными органами к правонарушителям. Санкция - необходимый атрибут каждой правовой нормы. Без санкции в виде указания меры возможного государственного принуждения, подлежащей применению к нарушителю нормы, она не будет иметь юридического характера.
Бытует точка зрения, что в гражданском праве санкциями должны признаваться не все последствия нарушения договора, а только те, которые имеют целью побудить или прямо принудить должника к исполнению обязательства.
Конечно, во многих случаях санкция побуждает должника к исполнению обязательства. Но так бывает не всегда. Когда исполнение стало невозможным ввиду утраты интереса для кредитора и он отказывается от исполнения, момент побуждения конкретного должника отпадает.
Некоторые считают санкциями в обязательственном праве лишь меры денежного воздействия на должника посредством взыскания с него убытков, неустойки. Конечно, денежные взыскания часто бывают санкциями, но и исполнение в натуре помимо воли должника заслуживает названия санкции в не меньшей степени, чем взыскание убытков.
Санкцию нередко определяют как неблагоприятные последствия правонарушения, подчеркивают момент "невыгодности" для правонарушителя тех последствий, которые возникают для него из факта правонарушения. Представление об "отрицательности, неблагоприятности последствий", предусмотренных санкциями по отношению к правонарушителям, не может быть применено к ряду санкций правовых норм. Если взять такие меры, как принудительное исполнение юридической обязанности, не выполненной лицом добровольно, то вопрос о "неблагоприятности, невыгодности" такого исполнения вряд ли может быть поставлен.
Итак, некоторые санкции в соотношении с ответственностью можно представить как некое абстрактное явление, которое при наступлении определенных условий материализуется и становится ответственностью. Совокупность санкции и условий ответственности в тех случаях, когда такая конкретная санкция есть суть ответственности, и дает собственно ответственность.
Каково же содержание ответственности? Зачастую утверждают, что она является мерой государственного принуждения, которая выражается в осуждении правонарушения, в установлении для правонарушителя определенных отрицательных, неблагоприятных последствий в виде ограничений, лишений личного или имущественного характера. Большинство авторов, затрагивавших вопросы ответственности, считают, что государственное принуждение к исполнению нарушенной обязанности (принуждение должника к реальному исполнению обязательства, истребование своевременно не возвращенной или не переданной вещи и т.д.) не является юридической ответственностью.
В недавнем прошлом была распространена точка зрения, что суть ответственности - в сознательном и инициативном исполнении моральных, юридических и иных обязанностей, в осознании своего долга перед обществом, государством, а также перед другими членами общества. Такая ответственность именуется активной в отличие от пассивной, или ретроспективной, то есть ответственности за прошлое поведение, противоречащее определенным социальным, в том числе юридическим, нормам.
Некоторые полагали, что, поскольку сердцевиной правовой нормы является диспозиция, а не санкция, юридическая ответственность - это прежде всего обязанность действовать правомерно. И основным видом ответственности выступает "позитивная" ответственность, социальный смысл которой состоит в деятельности, соответствующей объективным требованиям данной ситуации и идеалам времени. В содержание "позитивной" ответственности входит самостоятельная и инициативная деятельность "в рамках правовых норм и тех идеалов, для достижения которых они изданы". "Позитивная" ответственность возникает у человека "уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не тогда, когда он их не выполняет или станет действовать вопреки им".
Нет сомнения в том, что подобные концепции "позитивной ответственности" в советской литературе были продуктом системы социалистического хозяйства и коммунистической идеологии. С развитием рыночной экономики, с установлением частно-правовой основы гражданского общества высказывания о "позитивной" ответственности в том виде, в каком они звучали, фактически теряют смысл. Подтверждением служит зарубежное право, которому несвойственна позитивная ответственность. Хотя определенный смысл, лежащий в идее такой ответственности, все-таки имеется. И что касается гражданско-правовых, торговых, коммерческих отношений, то этот смысл, как показывает зарубежная и международная коммерческая практика, прекрасно реализуется через принципы добросовестности и честной деловой практики.
Как замечали И. С. Самощенко и М. Х. Фарукшин, юридическая ответственность, с тех пор как она возникла, всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное деяние. Являясь реакцией на совершенное правонарушение, юридическая ответственность имеет государственно-принудительный характер. Он выражается прежде всего в том, что ответственность возлагается в случае правонарушения независимо от воли и желания правонарушителя и имеет по отношению к нему внешний характер.
Но главное в вопросе об ответственности: включаются ли в содержание ее понятия все случаи применения правового принуждения для выполнения лицом своих обязанностей, либо только те, когда при нарушении обязательств на лицо возлагаются дополнительные обязанности, либо возникают новые.
О. С. Иоффе справедливо полагает, что при выявлении сущности ответственности нужно и даже необходимо учитывать тот факт, что правонарушение может повлечь и такие санкции, которые мерами ответственности не являются [1]. Так, принудительная охрана обязательств воплощается прежде всего в понуждении к их реальному исполнению. Но реальное исполнение, даже если оно будет принудительным, нельзя считать мерой ответственности. Обязанность реального исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства. И если бы последствия правонарушения ограничивались только ею, это было бы равноценно полной безответственности нарушителя, который как до, так и после нарушения нес бы одну и ту же обязанность - выполнить принятое на себя обязательство. И поскольку ответственность всегда составляет определенный вид имущественных или личных лишений, она должна выражаться в каком-либо дополнительном бремени, вызывая тем самым для нарушителя определенные отрицательные последствия. Конкретными видами таких последствий могут быть замена неисполненной обязанности новой, присоединение к нарушенной обязанности дополнительной.
Включение в понятие юридической ответственности всех случаев государственного принуждения к исполнению требований права неоправданно и чрезмерно расширяет данное понятие. Меры государственного принуждения к исполнению обязанности существенно отличаются от мер, применяемых, в частности, тогда, когда правоотношение не может быть восстановлено в единстве реального поведения и соответствующих прав и обязанностей. В таком случае наступают определенные последствия, связанные с видоизменением первоначального отношения, возникновением дополнительных обязательств у участника, чье поведение отклонилось от прав и обязанностей.
Отношения в области ответственности, как бы они ни возникали, в любом случае самостоятельны и легко отделимы от мер принуждения к исполнению обязанности.
Ответственность включает в себя лишь такие последствия правонарушения, которые выражаются в возникновении новых обязанностей либо в их видоизменении, вытекающих из существующего правоотношения. Эти видоизменения, как и любые обязанности, должны быть связаны с определенными отрицательными последствиями для правонарушителя. Выделение ответственности как особого института, не включающего в себя применение мер государственного принуждения к исполнению существующей обязанности, обусловлено содержанием данных отношений. Принуждение к исполнению обязанности нельзя считать ответственностью, поскольку государственное принуждение направлено лишь на обеспечение существующей обязанности. Здесь нет дополнительной обязанности, являющейся результатом правонарушения. Отклонение поведения от требований права исправляется с помощью государственного принуждения, но не связано с возникновением особых новых обязанностей. С помощью государственного принуждения участники приводятся в то же положение, в котором они должны были находиться в соответствии с требованиями закона.
При определении понятия ответственности надо учитывать, что термин "ответственность" в юридической литературе, а иногда и в законодательстве не всегда употребляется в собственном значении этого слова. Так, можно встретить утверждение, что страховщик несет ответственность за убытки, вызванные наступлением страхового случая, или что ответственность за случайную гибель вещи возлагается на ее собственника. Но в применении к страховщику термин "ответственность" не выражает существа дела. Ведь возмещение убытков, вызванных наступлением страхового случая, означает исполнение обязанности, принятой на себя по договору, то есть в результате дозволенного правомерного действия, между тем как ответственность может явиться лишь следствием правонарушения.
Что касается собственника случайно погибшей вещи, то о его ответственности нельзя говорить не только по тем же самым соображениям, но еще и потому, что отвечать можно перед кем-то, перед другими участниками правоотношения, а не перед самим собой. В действительности в обоих случаях можно говорить об определении риска, производимом по прямому указанию закона или на основании договора, а не об ответственности, для наступления которой необходим факт совершения правонарушения.
Недопустимо смешивать ответственность с исполнением договора. Как в примере со страховщиком, где нет ответственности, а есть исполнение принятой на себя обязанности, также не следует говорить и об ответственности поручителя за должника, поскольку поручитель лишь исполняет принятое на себя обязательство. То обстоятельство, что главный должник нарушил обязательство по договору и несет за это ответственность перед кредитором, не меняет положения для поручителя.
Ответственность за нарушение обязательств включает в себя как договорную, то есть ответственность за нарушение обязательств, возникших из договоров, так и ответственность за нарушение обязательств, образовавшихся из других юридических фактов.
Ответственность за нарушение обязательств следует отграничивать от ответственности из причинения вреда. Основным критерием данного разграничения является то, что ответственность за нарушение обязательств имеет место тогда, когда между соответствующими субъектами имелись обязательственные отношения. Ответственности же из причинения вреда не предшествуют обязательственные отношения субъектов. И если ответственность из причинения вреда понимается также как один из видов обязательств и имеет самостоятельное, специальное регулирование, отраженное в особенной части Гражданского кодекса, то ответственность за нарушение обязательств носит общий характер и соответствующие правовые нормы (глава 25) находятся в общей части ГК.
2. ВИДЫ И ФОРМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
В качестве санкций за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств в главе 25 упоминаются убытки, неустойка, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами, исполнение обязательства в натуре. Что же в данном перечне является ответственностью, а что нет? Имеются ли еще какие-либо формы ответственности за нарушение обязательств, не упомянутые в главе 25 Кодекса? Возмещение убытков за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств полностью подпадает под очерченные выше критерии ответственности за нарушение обязательств. В главе 25 закреплен генеральный принцип, согласно которому должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Понятие убытков дается в ст.15 ГК, а особенности возмещения убытков при регулировании отдельных отношений содержатся в соответствующих нормах Кодекса.
Неустойка имеет двоякую сущность. Во-первых, она носит обеспечительную функцию. Обязанность уплаты неустойки имеет акцессорный характер по отношению к основному обязательству и направлена на обеспечение надлежащего исполнения основного обязательства. С другой стороны, при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства уплата неустойки приобретает характер ответственности за нарушение обязательства. В главе 25 дано лишь соотношение уплаты неустойки с возмещением убытков, соотношение двух форм ответственности. В остальном же при регулировании установления и взыскания неустойки следует руководствоваться соответствующими нормами раздела об обеспечении исполнения обязательств и нормами об отдельных видах обязательств.
Целесообразно также остановиться на ст.395 ГК, предусматривающей ответственность за нарушение денежных обязательств. Вопрос здесь в правовой природе процентов. К какой форме ответственности относится уплата этих процентов: к убыткам или неустойке? А может быть, это самостоятельная форма ответственности? Полагая, что это не убытки, можно исходить из данного в ст.395 ГК соотношения между уплатой процентов и возмещением убытков. То, что проценты по ст.395 не являются неустойкой, следует из приведенного в ст.394 соотношения между неустойкой и убытками. Представляется, что эти проценты являются самостоятельной формой ответственности за нарушение обязательств, но не всех, а только денежных. И поскольку это самостоятельная форма ответственности, при нарушении денежного обязательства наряду с процентами по ст.395 может быть взыскана установленная договором или законом неустойка.
Упомянутое в главе 25 в качестве санкции исполнение обязательства в натуре ответственностью за нарушение обязательств не является. Исполнение обязательства в натуре есть лишь исполнение первоначальной обязанности. И несмотря на то, что оно упомянуто в главе 25, законодатель его к ответственности не относил. Это вытекает из ст.396 "Ответственность и исполнение обязательства в натуре". И из названия этой статьи и ее содержания видно, что ответственность в виде санкций - неустойка и убытки - противопоставляется санкции, ответственностью не являющейся.
Помимо названных общих форм ответственности за нарушение обязательств, предусмотренных в главе 25 (возмещение убытков, уплата неустойки, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами), к ответственности следует также отнести потерю задатка при неисполнении договора (п.2 ст.381 ГК). Задаток, как и неустойка, служит цели обеспечения исполнения обязательства, он является и доказательством заключения договора. Но при неисполнении договора при наличии оснований для ответственности стороны, давшей задаток, она этот задаток теряет, что и становится формой ответственности за нарушение обязательств. Аналогичная ситуация возникает и тогда, когда за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток. В этом случае она уплачивает другой стороне двойную сумму задатка. И действительно, в подобных ситуациях при неисполнении договора виновная сторона подвергается имущественным лишениям (потеря суммы задатка) и при этом она либо теряет право (право требовать возврата суммы задатка), либо у нее появляется обязанность (помимо возврата суммы задатка уплатить такую же сумму).
Определение санкций, являющихся ответственностью, и санкций, таковыми не являющихся, помимо теоретического интереса имеет важное практическое значение, когда мы говорим об основаниях ответственности, в частности о вине должника. Статья 401 ГК посвящена вине должника как основанию для его ответственности за нарушение обязательств. Если речь идет о применении той или иной формы ответственности, обычно используется ст.401 Кодекса. Если же мы говорим, например, о принудительном исполнении обязательства в натуре, то указанной статьи не касаемся, так как она посвящена вине как основанию ответственности. Исполнение же обязательства в натуре ответственностью не является.
Целесообразно остановиться и на ст.399, также находящейся в главе 25 ГК и регулирующей так называемую субсидиарную (дополнительную) ответственность другого лица по отношению к основному должнику. Термин "субсидиарная ответственность" условный. В него не вкладывается общий смысл гражданско-правовой ответственности, ответственности за нарушение обязательств. Лицо, несущее субсидиарную ответственность, собственно говоря, никакой ответственности не несет. Оно лишь выполняет обязанность, возложенную на него законом или договором. Суть этой обязанности состоит в том, что оно должно уплатить соответствующие суммы, уплата которых основным должником является собственно ответственностью основного должника. Поскольку субсидиарный должник не несет ответственности в собственном смысле слова, нет необходимости говорить о нарушении обязательства, допущенном субсидиарным должником, о его вине и т.д. Субсидиарный должник лишь исполняет обязательство, возложенное на него законом либо договором.
3. ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ КАК ОБЩАЯ МЕРА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
3.1. Реальный ущерб и неполученный доход
В статье 12 ГК РФ - "Способы защиты гражданских прав" - одним из таких способов названо возмещение убытков.
Пункт 2 ст.15 ГК гласит, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Если взыскание прямых убытков (реального ущерба) обычно не представляет трудности в правоприменительной практике, то при взыскании неполученного дохода (упущенной выгоды) встречаются определенные сложности и спорные моменты.
Предпринимателям особое внимание следует обратить на п.4 ст.393 ГК: "При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления".
Игнорирование или незнание данной нормы права на практике ведет, как правило, к отказу кредитору в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды. Происходит это потому, что кредитор не может обосновать понесенные убытки представлением надлежащих доказательств. Таковыми могут быть (при поставке, например, некомплектных или некачественных товаров) следующие документы: акт приемки некомплектного (недоброкачественного) товара, акт оценки некомплектных (недоброкачественных) товаров, акт экспертизы об оценке устранения недостатков товара, документы, подтверждающие расходы кредитора по хранению такого товара и др.
Особую сложность представляет собой доказывание убытков именно в форме упущенной выгоды, потому что они являются в основном будущими убытками. Хотя общие принципы для определения таких убытков и установлены в ст.15 ГК, но их явно недостаточно. Поэтому п.4 ст.393 ГК специально предусматривает дополнительные условия для подтверждения расходов по возмещению упущенной выгоды. Причем наличие таких подтверждений в виде доказательств является обязательным.
Бывшее гражданское законодательство Союза ССР предусматривало различные методики определения убытков - прямых и косвенных. Многие из них, хотя и утратили свою силу, могут быть положены в основу определения и исчисления упущенной выгоды.
Какие же доказательства могут быть положены в основу определения упущенной выгоды как неполученных доходов? Однозначно на этот вопрос не ответить. Все зависит от конкретного правоотношения, а точнее, от договора как отдельного вида контрактного обязательства.
Возьмем, к примеру, случай недопоставки по договору двух вагонов хлопка от поставщика (должника) для нужд мануфактурной фабрики (кредитора). Кредитор требовал взыскать с должника расходы в сумме 400 млн.рублей в виде упущенной выгоды, образовавшейся из-за недопоставки хлопка.
В судебном заседании кредитор представил следующие доказательства: акт простоя оборудования по производству ткани из-за отсутствия хлопка в течение двух месяцев, справки бухгалтерии о выплате своим работникам части заработной платы за время якобы вынужденного прогула из-за временной остановки производства, расчет суммы недовыпущенного товара за указанные два месяца простоя, который бы выпустила фабрика, если бы поставщик вовремя поставил два вагона хлопка, и некоторые другие документы. Казалось, что кредитор довольно полно обосновывает, причем документально, факт ненадлежащего исполнения своих обязательств должником. У суда не было нареканий и в части установления цены на хлопок-сырье для изготовления ткани, и в верности бухгалтерского расчета косвенных убытков. Однако иск кредитора был удовлетворен в самом минимальном размере - всего в сумме 40 млн. рублей. Почему же суд принял такое решение, если факт нарушения обязательств должником явно имел место?
Арбитражный суд посчитал, что не полученный кредитором доход образовался на 90% вследствие виновных действий самого кредитора. Так, во-первых, кредитор мог приобрести недопоставленный хлопок у других изготовителей, которых имеется еще пять, причем один из них находится на 300 км ближе, нежели предприятие должника. Во-вторых, у кредитора на расчетном счете имелись денежные средства в сумме 830 млн. рублей для приобретения двух недопоставленных вагонов хлопка, но кредитор этим правом не воспользовался, чем искусственно способствовал созданию "недополученного" дохода. В-третьих, кредитор не мог в суде представить письменных доказательств того, что обращался с просьбой о приобретении хлопка на другие предприятия СНГ и получил отказ в продаже этого вида товара.
В обоснование отказа истцу-кредитору в удовлетворении всех требований арбитражный суд указал на материальные нормы права, которые нарушил сам кредитор.
Так, кредитор нарушил требования п.3 ст.10 ГК РФ о добросовестных и разумных действиях участников гражданского оборота. Недопустим двухмесячный простой оборудования, когда хлопок можно было приобрести в другом месте, причем дешевле. Недобросовестно со стороны кредитора выплачивать минимальную заработную плату своим работникам якобы из-за простоя оборудования, когда была реальная возможность приобрести хлопок в другом месте, загрузить оборудование и выплачивать работникам установленную законодательством зарплату. Далее, должник из-за недопоставки кредитору не приобрел никаких дополнительных доходов (п.2 ст.15 ГК РФ). Наконец, кредитор, игнорируя п.4 ст.393 ГК, сам не предпринял никаких мер для получения упущенной выгоды и не сделал с этой целью необходимые приготовления.
Из этого дела видно, что требования о взыскании упущенной выгоды всегда должны быть тщательно обоснованы и документально подтверждены.
При взыскании упущенной выгоды следует опираться и на постановления высших судебных инстанций. Так, в п.49 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 г. сказано: "При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со ст.15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены".
3.2. Объем возмещения убытков в гражданском праве
Существуют как бы общие правила об упущенной выгоде. Так, если нарушение права принесло лицу вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п.2 ст.15 ГК РФ).
Если проанализировать названный пункт, мы увидим, во-первых, что в понятие упущенной выгоды введен новый критерий для определения самого размера упущенной выгоды - при подсчете размера убытков определяется, каковы были бы доходы, которые лицо получило бы при надлежащем исполнении обязанностей с учетом обычных условий гражданского оборота. Другая новелла состоит в том, что при получении нарушившим право лицом доходов потерпевшая сторона вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньше, чем доходы, которые получил правонарушитель.
Итак, мы видим, что законодатель подвел под основание возникновения "упущенной выгоды" определенную правовую формулировку: "право требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные правонарушителем".
Вторым критерием определения упущенной выгоды является размер подлежащих возмещению убытков, который зависит от цены, положенной в основу бухгалтерского расчета при определении прямых (реального ущерба) и косвенных (упущенной выгоды) убытков.
Существует юридическая поговорка: "Лучше, чем в законе, не скажешь". Поэтому формулировку определения убытков воспроизведем дословно: "Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день решения" (п.3 ст.393 ГК).
4. ВОЗМЕЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО И КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА
Развернутое определение понятия "моральный вред" содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда": "Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина" (п. 2).
Нормы, содержащиеся в 4, воспроизводят принципы, заложенные в ст. 151 ГК, конкретизируют и детализируют их. В отличие от действовавшей ранее ст. 131 Основ 1991 года, ст. 151 ГК установила в виде общего правила, что возмещению подлежит моральный вред, причиненный нарушением только личных неимущественных прав (благ) гражданина. Этой же статьей предусмотрено, что законом могут быть установлены другие случаи причинения морального вреда. В статье 1099 ГК эта норма конкретизирована и прямо закреплено, что в случаях, предусмотренных законом, возмещается моральный вред, возникший вследствие нарушения имущественных прав гражданина. В настоящее время возможность компенсации морального вреда в таких случаях предусмотрена Законом о защите прав потребителей (ст. 15). Поскольку Закон о защите прав потребителей имеет весьма широкую сферу применения, можно сказать, что моральный вред, возникший в результате нарушения имущественных прав граждан, возмещается достаточно часто. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29 сентября 1994 года "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" разъяснил судам, что к отношениям, регулируемым названным Законом, в частности, относятся отношения, возникающие из договоров купли-продажи, имущественного найма, в том числе бытового проката, безвозмездного пользования имуществом, найма ( аренды) жилого помещения, в том числе отношения между наймодателем ( арендодателем) и нанимателем (арендатором) по поводу ремонта жилищного фонда, ремонта инженерного оборудования, обеспечению коммунальными услугами, которые он обязан предоставить, поскольку это является одним из условий договора жилищного найма (аренды), подряда, в том числе бытового заказа и абонементного обслуживания, перевозки граждан, их багажа и грузов, комиссии, хранения, договоров на оказание финансовых услуг, в том числе предоставление кредитов для личных бытовых нужд граждан, открытие и ведение счетов клиентов-граждан, осуществление расчетов по их поручению, услуги по приему у граждан и хранению ценных бумаг и других ценностей, оказание им консультационных услуг, и других договоров. Практически Закон о защите прав потребителей распространяется на все отношения по договорам, стороной в которых выступают граждане как потребители ( пользователи) товаров, работ, услуг.
При возложении ответственности за моральный вред, причиненный нарушением имущественных прав, естественно, нужно иметь в виду, что речь идет не о временных, преходящих огорчениях (на полученном из химчистки костюме осталось пятно, в связи с чем костюм отправили в чистку повторно; сданный в ремонт автомобиль в установленный срок не был готов и ремонт продлился еще неделю и т. п.), а о невосполнимых имущественных интересах. В результате нарушения неимущественных прав (благ) гражданина может быть причинен как имущественный, так и моральный вред, либо только моральный вред. Например, в связи со смертью гражданина его трудоспособная жена не имеет права на возмещение вреда по случаю утраты кормильца и вместе с тем вправе требовать компенсацию. Если жена была нетрудоспособной и находилась на иждивении умершего, она вправе требовать возмещения имущественного вреда (утраты доли заработка мужа), а также компенсации морального вреда.
Возмещение имущественного вреда и компенсация морального вреда - это самостоятельные последствия причинения вреда. При нарушении чести, достоинства и деловой репутации гражданина, нарушении тайны усыновления, тайны переписки и других личных неимущественных прав граждан убытки, как правило, не возникают и речь идет только о компенсации морального вреда.
5. ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Основание гражданско-правовой ответственности. Совокупность условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности, образует состав гражданского правонарушения. Необходимыми условиями для всех видов гражданско-правовой ответственности являются, по общему правилу, противоправное поведение и вина должника. Для привлечения к ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие самих убытков, а также причинная связь между противоправным поведением должника и наступившими убытками. Таким образом, состав гражданского правонарушения, служащего основанием для возмещения убытков, является наиболее полным и охватывает элементы составов иных гражданских правонарушений, лежащих в основе других видов гражданско-правовой ответственности. В силу этого более подробному рассмотрению подлежит состав гражданского правонарушения, необходимый для возмещения убытков: противоправное поведение должника, причинная связь между противоправным поведением и возникшими убытками, вина должника. Что касается убытков, то их понятие было раскрыто в § 2 настоящей главы.
Противоправное поведение. Указанное условие относится к числу объективных предпосылок гражданско-правовой ответственности. Противоправным признается такое поведение, которое нарушает норму права независимо от того, знал или не знал правонарушитель о неправомерности своего поведения. Иными словами, в понятии противоправности находит отражение только факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства.
Нормами гражданского законодательства установлены различные требования, предъявляемые к поведению участников гражданского оборота. Так, в соответствии со ст. 126 Основ гражданского законодательства 1991 г., противоправным признается поведение лица, причиняющее вред личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица. Противоправным является также такое поведение должника, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательств. В соответствии с гражданским законодательством требования, предъявляемые к исполнению обязательств, содержатся не только в законе, иных правовых актах, обычаях делового оборота или иных обычно предъявляемых требованиях, но и в самих основаниях возникновения обязательств. Поэтому критериями противоправности поведения должника должны служить и некоторые основания установления обязательств. В случае возникновения обязательства из административного акта, критерием противоправности служит несоответствие поведения должника содержанию этого административного акта. Если обязательство возникает из договора, то противоправным признается поведение должника, нарушающее условия договора. Если же в основе обязательства лежит односторонняя сделка, то противоправным будет поведение должника, не соответствующее условиям односторонней сделки. Наконец, в обязательствах, возникающих из сложного юридического состава, поведение должно соответствовать всем элементам этого сложного юридического состава. В противном случае поведение должника приобретает противоправный характер.
Противоправное поведение может выражаться в виде противоправного действия или в виде противоправного бездействия. Действие должника приобретает противоправный характер, если оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательства. Так, в ст. 310 ГК содержится прямой запрет на односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом.
В ст. 133 Основ гражданского законодательства 1991 г. не содержится прямого запрета на неосновательное сбережение имущества одного лица за счет имущества другого лица- Однако из смысла этой статьи видно, что такое неосновательное сбережение является противоправным. Противоправными являются и действия продавца, передавшего покупателю товары, не соответствующие по качеству условиям заключенного договора. Для решения вопроса о противоправности действий участника гражданского оборота в соответствующих случаях привлекаются обычаи делового оборота или иные обычно предъявляемые требования. Так, если при заключении договора купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания продавца стороны не оговорили, какие размеры и виды питания, ухода и необходимой помощи покупатель обязуется предоставлять продавцу до конца его жизни, то в случае спора суд будет рассматривать поведение покупателя с точки зрения обычно предъявляемых в данной местности требований к этим видам услуг. Это означает, что критерием неправомерности действий покупателя в данном обязательстве будут служить обычаи делового оборота или иные обычно предъявляемые требования, на которые ориентирует ст. 309 ГК. Неправомерность поведения нанимателя жилого помещения и членов его семьи, служащего основанием для выселения без предоставления другого жилого помещения, ввиду невозможности для других совместного проживания с ними, может быть определена в силу ст. 98 ЖК только с привлечением моральных принципов нашего общества.
Бездействие лишь в том случае становится противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать в соответствующей ситуации. Обязанность действовать может вытекать из условий заключенного договора. Так, противоправным является бездействие поставщика, не осуществившего поставку товара в сроки, определенные договором поставки. Обязанность действовать может вытекать из служебного положения лица. Так, работник спасательной станции должен принять все необходимые и возможные меры по спасению утопающего. Неисполнение этой обязанности делает его поведение противоправным. Бездействие же отдыхающих на пляже граждан не носит противоправного характера, так как на них лежит лишь моральная обязанность по спасению утопающего. Обязанность совершить определенное действие может вытекать из закона. Так, в соответствии со ст. 227 ГК, нашедший потерянную вещь обязан возвратить ее лицу, потерявшему ее, или собственнику вещи.
Причинная связь. В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК возмещению подлежат лишь убытки, причиненные противоправным поведением должника. Это означает, что между противоправным поведением должника и возникшими у кредитора убытками должна существовать причинная связь. В большинстве случаев нарушения обязательств решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи не вызывает трудностей. Так, ясно, что между просрочкой поставщика сырья и простоем оборудования и работников покупателя существует причинная связь, а между той же просрочкой поставщика и расходами покупателя по разгрузке поставленного с опозданием товара нет причинной связи, поскольку эти расходы покупатель понес бы и в случае своевременной поставки.
В отдельных же ситуациях решение вопроса о причинной связи может вызывать значительные трудности. Например, по договору поставки вместо стали марок "Прима" и "А" поставщик отправил покупателю сталь марок "А" и "Б", а последний пустил эти два вида стали в переплавку без проверки, в результате чего сплав оказался недоброкачественным. Гражданин Г. нанес гражданину Д. удар ножом в живот, который сам по себе не мог привести к смерти при надлежащим образом проведенной операции. Однако операция была проведена без предварительной очистки желудка, после чего последовала смерть гражданина Д. Шофер передал управление машиной тринадцатилетнему подростку, который, не обладая необходимыми навыками вождения, совершил наезд на пешехода. Злоупотребляя служебным положением, председатель колхоза отправил школьников на грузовом автомобиле на уборку своего приусадебного участка. Водитель грузовика нарушил правила движения, грузовик заехал в кювет и несколько школьников получили увечья. По указанию врача медсестра закапала в глаза новорожденного лекарство, в результате чего младенец полностью потерял зрение. Как выяснилось, вместо лекарства, указанного врачом, медсестра по ошибке закапала другое лекарство. В приведенных примерах ответ на вопрос о том, чьи действия послужили причиной противоправного результата, не является столь очевидным.
В подобных ситуациях необходимо руководствоваться разработанными цивилистической наукой теориями причинной связи. Наиболее приемлемой как с теоретической, так и с практической точек зрения представляется теория прямой и косвенной причинной связи. Эта теория опирается на два основных положения, вытекающих из общефилософского учения о причинности. Во-первых, причинность представляет собой объективную связь между явлениями и существует независимо от нашего сознания. В силу этого неправильно при решении вопроса о причинной связи руководствоваться возможностью или степенью предвидения правонарушителем вредоносного результата. Возможность предвидения наступления убытков носит субъективный характер и имеет значение при решении вопроса лишь о вине правонарушителя, но не причинной связи. Во-вторых, причина и следствие, как таковые, имеют значение лишь применительно к данному отдельному случаю. Выходя за рамки конкретного случая, мы связываем его всей цепью взаимодействия материального мира, в которой представления о причине и следствии сходятся и переплетаются, постоянно меняются местами. Так, в приведенном примере с медсестрой ее поведение является следствием указания врача и в то же самое время - причиной потери зрения ребенком. Если же еще больше расширить рамки рассматриваемого дела, то можно установить, что причиной поведения врача является распоряжение заведующего отделением, направившего его на лечение новорожденного и т.д. Поэтому для решения вопроса об ответственности неправильно рассматривать самые отдаленные от исследуемого случая события. Необходимо ограничиться выявлением непосредственной причины, т.е. ближайшего по отношению к убыткам явления.
Противоправное поведение лица только тогда является причиной убытков, когда оно прямо (непосредственно) связано с этими убытками. Наличие же косвенной (опосредованной) связи между противоправным поведением лица и убытками означает, что данное поведение лежит за пределами конкретного случая, а стало быть и за пределами юридически значимой причинной связи. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что все действия влекут за собой следствия через посредство каких-либо иных факторов. Однако одни из упомянутых факторов не имеют значения для юридической ответственности и поэтому не делают связь противоправного поведения лица с убытками косвенной (опосредованной). Другие же - влияют на юридическую ответственность и поэтому опосредуют связь между противоправным поведением лица и наступившим результатом (убытками). За вред, причиненный малолетними, отвечают их родители именно потому, что действиям малолетних закон не придает юридического значения ввиду их недееспособности, в силу чего между неправомерным поведением родителей (ненадлежащий надзор или воспитание) и наступившим вредом имеется прямая причинная связь, достаточная для возложения юридической ответственности. Наоборот, между поведением члена рыболовецкого колхоза, продавшего колхозную рыболовную сеть браконьерам, которую последние использовали для незаконной рыбной ловли, и ущербом, причиненным рыбным ресурсам, существует лишь косвенная причинная связь, поскольку она опосредована противоправными действиями браконьеров.
Таким образом, прямая (непосредственная) причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В тех же случаях, когда между противоправным поведением лица и убытками присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности (противоправное поведение других лиц, действие непреодолимой силы и т.п.) налицо косвенная (опосредованная) причинная связь. Это означает, что противоправное поведение лица лежит за пределами рассматриваемого с точки зрения юридической ответственности случая, а следовательно, и за пределами юридически значимой причинной связи. Так, в приведенных примерах причиной получения недоброкачественного сплава являются действия самого покупателя, который без проверки пустил в переплавку поставленные ему виды стали. Между же противоправным поведением поставщика и испорченным сплавом имеется лишь косвенная причинная связь, недостаточная для гражданско-правовой ответственности за испорченный сплав. Напротив, поведение тринадцатилетнего подростка не имеет значения для гражданско-правовой ответственности ввиду его недееспособности. Поэтому в данном примере между противоправным поведением шофера и наездом на пешехода существует прямая (непосредственная) причинная связь.
В повседневной жизни нередко встречаются ситуации, когда убытки возникают в результате действий (бездействия) нескольких лиц. В таких случаях все противоправные действия, прямо (непосредственно) связанные с наступившим результатом, необходимо рассматривать как причины, если индивидуальные особенности этих противоправных действий нашли отражение в противоправном результате. Так, в приведенном примере с ненадлежащим образом проведенной операцией гражданину Д., получившему удар ножом в живот, причиной его смерти являются не только действия преступника, нанесшего удар ножом, но и упущения медицинского персонала больницы, не осуществившего очистку желудка перед операцией. Удар ножом в живот вызвал в организме гражданина Д. те процессы, которые в дальнейшем привели к его смерти. Упущения со стороны медицинского персонала больницы обусловили наступление смерти гражданина Д., а не какой-то иной результат от воздействия ножа преступника.
6. ВИНА, СЛУЧАЙ И НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА
В гражданско-правовых отношениях (кроме обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности) сам по себе факт нарушения должником обязательств еще не означает, что у кредитора появляется право требовать возмещения причиненных этим убытков или применения к должнику иных мер ответственности.
Необходимым основанием ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства признается наличие вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности. Данное положение в прежние годы носило характер генерального принципа гражданско-правовой ответственности (ст. 222 ГК 1964 года). Однако затем сфера его применения была значительно сужена: наличие вины перестало служить необходимым основанием ответственности за нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 71 Основ). Такое отношение к наличию вины лица, допустившего нарушение обязательства, как к необходимому основанию ответственности нашло отражение и в ГК (ст. 401).
Понятие вины в гражданском праве также не остается неизменным. В ГК 1964 года отсутствовало легальное определение этого понятия, а наука и практика использовали одноименное понятие, раскрываемое в Уголовном кодексе как психическое отношение лица к своим действиям и к их результату в форме умысла и неосторожности (ст. 8 и 9 УК), с той, однако, разницей, что в гражданском праве форма вины является лишь основанием ответственности и поэтому не влияет на ее размер.
В Основах 1991 года понятие вины раскрывалось через положение о том, что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ). Такой подход в принципе сохранен и в ГК с одним существенным уточнением: меры, которые следовало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.
Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности (помимо вины). Например, при просрочке должника он несет ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК). Основанием освобождения грузоотправителя от взыскания штрафа за непредъявление груза может служить авария на его предприятии, в результате которой было прекращено производство на срок не менее трех суток (ст. 145 УЖД); в то же время железная дорога может быть освобождена от ответственности за неподачу вагонов в случае запрещения и прекращения или ограничения погрузки грузов, в том числе по причине крушений и аварий поездов (ст. 146 УЖД). Очевидно, что и в первом, и во втором случае не исключена вина соответственно грузоотправителя и железной дороги.
Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, допустившее нарушение обязательства. Данное положение раскрывает суть принципа презумпции вины должника в гражданско-правовом обязательстве. Однако это не освобождает кредитора, предъявившего требование к должнику, если их спор рассматривается в суде, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства.
Предусмотренные гражданским законодательством случаи ответственности независимо от вины не делают ее безграничной. В некоторых случаях ответственность не наступает, если имеет место умысел потерпевшего. Так, владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие умысла потерпевшего. В большинстве же случаев ответственность снимается, если имело место действие непреодолимой силы. Исключение составляет только ст. 101 Воздушного кодекса СССР, возлагающая на предприятие воздушного транспорта ответственность за смерть, увечье или иной личный вред, причиненный пассажиру при старте, полете или посадке самолета, а также при посадке и высадке пассажиров даже при непреодолимой силе. В связи с этим необходимо различать случай и непреодолимую силу.
Случай - это то, что заранее никто предвидеть не может. Если имел место случай, то не может быть и вины. Поскольку случай заранее предвидеть невозможно, он характеризуется субъективной непредотвратимостью. Вместе с тем, если бы лицо знало о предстоящем случае, оно бы могло его предотвратить. Так, если бы торгующая организация знала о том, что спрос населения на закупленные ею товары изменится, она бы заказала другие товары и не понесла бы убытки, связанные с уменьшением своего торгового оборота.
Если случай характеризуется субъективной непредотвратимостью, то для непреодолимой силы характерна объективная непредотвратимость. Ее не только невозможно предвидеть, но и невозможно предотвратить любыми доступными для лица средствами даже тогда, когда лицо могло предвидеть действие непреодолимой силы. Так, пароходство не смогло бы исполнить обязательство по перевозке груза в установленный день, даже если бы знало, что в этот день на море будет шторм, исключающий выход судна в море.
К обстоятельствам непреодолимой силы относятся как природные явления (землетрясения, наводнения, ураганы, штормы, снежные заносы и т.д.), так и общественные явления (военные действия, забастовки, распоряжения компетентных органов власти, запрещающие совершить действия, предусмотренные обязательством, и т.п.). Однако для того, чтобы обстоятельство, препятствующее исполнению обязательства, рассматривалось в качестве непреодолимой силы, оно должно обладать признаками чрезвычайности и непредотвратимости. Отсутствие любого из них ведет к тому, что соответствующее обстоятельство не признается непреодолимой силой. Так, смена времен года носит непредотвратимый характер, однако это обычное явление, в котором нет ничего чрезвычайного. Поэтому данное обстоятельство не может рассматриваться в качестве непреодолимой силы. Нельзя рассматривать в качестве непреодолимой силы и смерть человека, так как в этом неизбежном событии нет ничего чрезвычайного.
Понятие непреодолимой силы носит относительный характер, поскольку п. 3 ст. 401 ГК относит к обстоятельствам непреодолимой силы лишь те, которые являются чрезвычайными и непредотвратимыми при данных условиях. Это означает, что при различных условиях, в которых лицо исполняет обязательство, одно и то же обстоятельство может выступать в одних случаях как непреодолимая сила, а в других - как обычное явление, препятствующее исполнению обязательства. Так, если судно в момент штормового предупреждения находилось далеко в море и не успело укрыться в ближайшем порту, то для него данный шторм является непреодолимой силой. Если же владелец судна, находящегося в момент штормового предупреждения недалеко от порта, не принял своевременных мер по его укрытию в порту, то для него шторм не может рассматриваться как непреодолимая сила. Лесной пожар будет непреодолимой силой для лица, не располагающего необходимыми средствами для его тушения, и не будет рассматриваться в качестве обстоятельства непреодолимой силы для лица, который такими средствами располагает.
Представления о непреодолимой силе меняются и по мере развития научно-технического прогресса. То, что раньше рассматривалось как непреодолимая сила, с совершенствованием науки и техники и внедрением научно-технических достижений может утратить либо признак чрезвычайности, либо признак непредотвратимости, перестать быть непреодолимой силой. Так, до изобретения громоотвода удар молнией рассматривался как непреодолимая сила. После того, как громоотвод стал доступным средством защиты, удар молнии перестал быть таковым в тех случаях, когда участники оборота имеют все необходимые возможности для его использования.
7. СМЕШАННАЯ ВИНА И СОВМЕСТНОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА
В гражданском законодательстве, по общему правилу, вина является лишь условием, но не мерой ответственности. Если имеет место вина, то независимо от ее формы правонарушитель обязан возместить причиненные убытки в полном объеме (п. 1 ст. 15 ГК). Однако в некоторых случаях, прямо предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер гражданско-правовой ответственности. Поскольку эти случаи являются исключением из общего правила, нет необходимости прибегать к четырехчленному делению вины, как это имеет место в уголовном праве, где размер ответственности прямо зависит от степени вины правонарушителя. Для тех немногочисленных случаев, когда форма вины влияет на размер ответственности, вполне достаточно изложенного выше трехчленного деления вины.
Один из таких случаев составляет так называемая смешанная вина (п. 1 ст. 404 ГК). Смешанная вина характеризуется следующими моментами:
а) Убытки наступают в результате виновного поведения не только должника, но и кредитора;
б) Убытки сосредоточиваются в имущественной сфере только одной стороны обязательства - кредитора;
в) Убытки представляют собой единое целое, когда невозможно определить, в какой части они вызваны виновными действиями должника, а в какой - виновными действиями кредитора.
Так, если перевозчик допустил просрочку в доставке скоропортящегося груза, а грузополучатель - в получении этого груза, то убытки грузополучателя, связанные с порчей груза, вызваны поведением как перевозчика, так и самого грузополучателя. При этом невозможно определить, в какой части эти убытки причинены виновным поведением перевозчика и в какой части - виновным поведением грузополучателя. В таких случаях суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд вправе также уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Эти же правила применяются в случаях, когда должник в силу закона или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.
Поскольку при смешанной вине невозможно определить, какая часть убытков вызвана поведением должника, а какая - поведением самого кредитора, единственным критерием, которым можно руководствоваться в таких случаях при распределении между ними убытков, может служить степень (форма) вины должника и кредитора. При этом чем выше степень вины стороны в обязательстве, тем большая часть убытков относится на ее счет. Так, если убытки, понесенные кредитором, составляют 1000000 руб. и обе стороны допустили простую неосторожность, то кредитору возмещается лишь 500000 руб., так как оставшаяся часть убытков падает на самого кредитора и поэтому возмещению за счет должника не подлежит. Если же должник допустил грубую неосторожность при простой неосторожности кредитора, то возмещению за счет должника подлежит большая часть убытков. Ее величина зависит от конкретных обязательств дела. Например, она может составить 700000 руб.
Смешанную вину необходимо отличать от совместного причинения вреда. Совместное причинение вреда характеризуется следующими признаками:
а) Убытки наступают в имущественной сфере только одной стороны обязательства - кредитора;
б) Убытки вызваны противоправными действиями двух или более лиц;
в) Убытки представляют собой единое целое, и невозможно установить, какая часть этих убытков причинена каждым из этих двух или более лиц;
г) Совместные причинители несут солидарную ответственность перед кредитором.
Так, акционерному обществу в установленный договорами срок не были поставлены комплектующие изделия двумя поставщиками, в результате чего акционерное общество понесло/убытки из-за простоя оборудования в размере 50000000 руб. В данном примере убытки понесло акционерное общество, которое не допустило каких-либо правонарушений. Поэтому оно может получить возмещение убытков от любого из поставщиков в полном объеме. Возмещенные одним из поставщиков убытки в дальнейшем могут быть распределены между совместными причинителями (поставщиками) пропорционально степени (форме) вины каждого из них.
8. ТЕОРИИ ПРИЧИННОЙ СВЯЗИ
Необходимость разграничения прямых и косвенных причинных связей не только вытекает из теоретического положения о том, что понятие причины и следствия имеют смысл и значение лишь в рамках отдельно взятого случая, но и диктуется соображениями практического свойства. Данная теория легко применима на практике. Не случайно именно она нашла отражение в судебной практике.
Вместе с тем, в литературе широкое распространение получили другие теории причинной связи. Несмотря на то, что представители указанных теорий исходят из необходимости четкого размежевания причинности и вины как объективного и субъективного условий гражданско-правовой ответственности, последнее не всегда удается, и в этих теориях незримо продолжает существовать связь вины с критериями, посредством которых определяется наличие или отсутствие юридически значимой причинной связи.
В соответствии с теорией необходимого условия, причиной противоправного результата может служить любое обстоятельство, при отсутствии которого результат не наступил бы. Это ведет к ответственности за самые отдаленные от исследуемого случая события, так как цепь причинно-следственных связей, руководствуясь данной теорией, можно продолжать до бесконечности. В силу этого представители указанной теории пытаются ограничить цепь причинно-следственных связей с помощью субъективных критериев. Так, Г.В. Церетели пишет:
"Судья, исследующий вопрос о причинной связи в аспекте уголовной ответственности, прерывает свое исследование там, где противоправное и виновное поведение уже не может предполагаться..." Нетрудно заметить, что решение вопроса о юридически значимой причинной связи в рассматриваемой теории ставится в зависимость от вины и противоправности. И если в уголовном праве, где нет ответственности без вины, указанная теория и приобретает определенную ценность, то в гражданском праве, допускающем ответственность независимо от вины, данная теория утрачивает свое практическое и во многом теоретическое значение.
В других теориях связь причинности и виновности носит скрытый характер. Так, в соответствии с теорией возможности и действительности, одни факты создают лишь возможность наступления противоправного результата, а другие - превращают эту возможность в действительность. Те факты, которые превращают возможность в действительность, всегда находятся в причинной связи с противоправным результатом. Те же факты, которые создают лишь возможность наступления противоправного результата, могут как находиться, так и не находиться в юридически значимой причинной связи с указанным результатом. Если поведением лица создается конкретная возможность, то налицо причинная связь, достаточная для возложения ответственности. Когда же поведением лица создается лишь абстрактная возможность наступления противоправного результата, ответственность исключается ввиду отсутствия юридически значимой причинной связи. Под конкретной понимается такая возможность, которая превращается в действительность объективно повторяющимися в данной обстановке обстоятельствами. Абстрактная же возможность превращается в действительность объективно не повторяющимися в данной ситуации обстоятельствами. Между тем, если возможность превращается в действительность объективно повторяющимися в данных условиях обстоятельствами, то тот, кто создал такую возможность, мог и должен был предвидеть наступление противоправного результата. И наоборот, если возможность превращается в действительность объективно не повторяющимися при данных условиях обстоятельствами, то лицо, создавшее такую возможность, не предвидело и не могло предвидеть наступления противоправного результата именно потому, что наступление последнего связано с объективно не повторяющимися обстоятельствами, предвидеть которые невозможно. Поэтому в данной теории критерий, посредством которого выявляется юридически значимая причинная связь, фактически зависит от такого субъективного условия ответственности, как вина.
Такой же недостаток незримо присутствует и в теории необходимой и случайной причинной связи. Авторы этой теории полагают, что для наступления ответственности требуется необходимая причинная связь между противоправным поведением и наступившим результатом. Случайная же причинная связь не дает оснований для привлечения к ответственности за наступивший результат. Нетрудно заметить, что и в данной теории границы юридически значимой причинной связи проводятся там, где уже исключается виновное причинение противоправного результата. Если между поведением лица и наступившим результатом существует необходимая связь, то этот результат можно и нужно предвидеть. Если же связь между поведением лица и неправомерным результатом носит случайный характер, то предвидеть наступление этого результата невозможно. Именно этими недосягаемыми для предвидения противоправного результата границами и очерчивается юридически значимая причинная связь в рассматриваемой теории. К тому же отграничить случайную связь от необходимой не менее сложно, чем выявить причину и следствие, о чем свидетельствуют многочисленные попытки авторов рассматриваемой теории отграничить случайную причинную связь от необходимой.
НОРМАТИВНЫЙ МАТЕРИАЛ И ЛИТЕРАТУРА
Нормативный материал
ГК ст. 12, 15,16 глава 25.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" от 28 апреля 1994 г. №3 // Бюллетень Верховного суда РФ, 1994, №7.
Литература
Братцев С. Н. Юридическая ответственность и законность. -М., 1976.
Гражданское право. Часть I. Учебник/Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. -М.: Издательство ТЕИС, 1996.
Гражданское право. Том 2. /Под ред. Ю. Калмыкова, В. А. Тархова, З. И. Цыбуленко. -Саратов, Издательство Саратовского университета, 1995.
Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. -Л., 1955.
Иоффе О. С. Обязательственное право. -М., 1975.
Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. -М., 1970.
Павлодовский В. А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. -М., 1978.
Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обстоятельствах в советском гражданском праве. -Л., 1983. Главы 2 и 3.
Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. -Саратов, 1973.

7

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Организация кредитования с применением векселей коммерческих банков
 Информатизация общества: социальные условия, предпосылки и последствия
Ваши отзывы
Долго искал курсовую по психодиагностике, нигде не мог найти! А у Вас есть из чего выбрать! Удачи в работе!
Михаил Львов

Copyright © www.refbank.ru 2005-2018
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.